Сергей Бураков: из Питера в Ждановку (ДНР) отправить фуру со стройматериалами на 30 % дешевле, чем из Магадана в Сусуман

227

Говорит Магадан, 28 декабря 2022 г. Предлагаем вниманию наших читателей очень интересное интервью с руководителем одной из ведущих магаданских строительных компаний Сергеем Бураковым. Интервью состоялось на прошлой неделе в программе телеканала “ТВ-КАРИБУ” “Крупным планом”. Ведущая – Алеся Хетагурова.

– Здравствуйте. В эфире программа «Крупный планом», и я, её ведущая, Алеся Хетагурова. И сегодня у нас в гостях директор строительной компании – Сергей Бураков. Здравствуйте, Сергей. Мы делали с Вами уже материал о том, как ведётся строительство на Колыме, действительно, эту тему очень активно обсуждают в социальных сетях, и как бы все понимают, что здесь и климатические условия другие, и логистика, и очень много других факторов, которые влияют на сроки сдачи объектов. Но тем не менее, вопросы возникают. Давайте с Вами поговорим о том, от чего вообще зависят сроки, потому что Вы работаете и на материке, и здесь, и тем более в отдалённых районах области – тот же Эвенск возьмём, да, на Ваш взгляд, какие самые главные причины долгого строительства здесь?

– Ну, у нас, насколько Вы знаете, специфический регион. Имеет свои нюансы, как по доставке, так и по логистике, так и по наличию кадров. Те проблемы, с которыми мы сталкиваемся в нашем регионе, зачастую просто отсутствуют в других регионах, и подрядчики, которые приезжают в нашу Магаданскую область, зачастую даже не готовы к тем условиям, которыми располагает Колыма.

– Давайте мы вот возьмем логистику. Понятно, что здесь – это одна из самых больших проблем, потому, что как Вы сказали, навигационный период длится не так долго, и ты можешь получить вообще стройматериалы не круглый год. Какие проблемы возникают здесь? Насколько я понимаю, что, даже получив товар вы не можете быть уверены в его качестве, потому что это может быть брак. Вот расскажите о логистике.

– Зачастую мы приобретаем товар в различных магазинах, опять же там с использованием дисконтных карт. Вот был у нас последний там эпизод – мы купили 2000 квадратных метров плитки у «Леруа Мерлен», фирма на слуху и там репутация есть какая-то определенная, но мы получили очень некачественную плитку – керамогранит, результатом чего был у нас просто срыв сроков по данным видам работы. И мы в авральном режиме ездили по городу и пытались купить одинаковую плитку.

– Это возможно?

– Это невозможно. Вы попробуйте 10 дверей одинаковых найти в нашем городе. Ну, сейчас, за последние там несколько лет ситуация улучшилась, но я скажу, что незначительно. Если подрядчик или строительная организация что-то не успела привезти, в Магадане практически нереально скомплектоваться. И, опять же, ценообразование Магаданской области не позволяет вложиться в сметную стоимость, потому что у нас есть хорошие коэффициенты, но когда иногородние подрядчики смотрят на наши коэффициенты, им это импонирует, но когда накладывается непонимание… Они заинтересованы в этих контрактах, но когда накладывается доставка на стоимость материалов – то не всё так хорошо, как кажется на бумаге. А по факту довольно-таки сложно найти 10 ручек, 10 одинаковых петель, то есть условно – это невозможно. И опять же – ну, мы же живём в определённом регионе, да, где это ценообразование обусловлено покупательской способностью. И сюда зачастую премиальные материалы не возят, а если возят, их нет в нужном ассортименте или количестве. Мы, например, работали с кровельными материалами, используем только технологии пп. Это является премиальными материалами, то есть в городе их найти практически невозможно, и цена на них просто будет космическая. В Магадане качественные материалы, качественная фурнитура – всё это позиции заказные. Все эти позиции зачастую и самолётом могут доставляться, и как угодно, опять же – привезти самолётом окно, стекло – это миллион рублей, а я знаю такие эпизоды, и стёкла возили на сдаточный объект. Вот, в декабре месяце должен открыться: окна – самолётом. Вот у нас был эпизод, мы изготовили окна. По размерам они пришли на сантиметр больше, то есть окна витражные – вон лежат у нас на базе, большие окна. Пришлось в авральном режиме заказывать другие окна во Владивостоке, везти, договариваться с экспедиторами, чтобы наши контейнера каким-то образом стали побыстрей на судно подлежащее, потому что, ну, опять же – во Владивостоке очередь есть своя, и также каждый подрядчик хочет получить свой груз гораздо быстрее. Так, к примеру, вот привезти из Санкт-Петербурга фуру дешевле, чем из Магадана в Сусуман. Из Санкт-Петербурга в Ждановку, в место, где по факту военное положение, привезти значительно дешевле, на 30%, и гораздо быстрее. То есть у нас были эпизоды, да, мы покупали малые архитектурные формы для региона. У нас в силу ряда обстоятельств в процессе транспортировки пропала фурнитура. Ну, неделя – изготовление, 16 часов на доставку, то есть это даже сложно представить, фурнитура – это же все-таки железо, она довольно-таки значительно весит, цену сложно просто даже представить, сколько бы это стоило. Что касается Ждановки – мы непосредственно ездим на завод, мы у них очень много покупаем. Мне удалось договориться там с руководством, чтобы мы стали вне очереди. У нас были вводимые объекты в этом году, и нас в принципе отгрузили, пошли нам навстречу. Есть большие трудности в нашем регионе, именно вот с логистикой с организацией, с работой с кадрами.

– Давайте о сроках возведения объектов поговорим. Это тоже такая одна из самых острых тем, и насколько быстро строить в Ждановке, например, в ДНР по сравнению с Магаданом? Понятно, что гораздо быстрее, но расскажите, насколько?

– Ну, вот так, если взять за пример, мы подняли парк, который имеет размеры один и 2 гектара, за 2 месяца по факту с доставкой материалов. Не требовалась такая проработка или такая вдумчивость, как Магадане, то есть, мы могли любой материал, который не успели поставить, упустили, где-то привезти в течение недели, и проблем не было. Для работы в Магаданской области всё-таки надо 7 раз отмерить, а потом один раз отрезать, а другие регионы – они всё-таки позволяют работать несколько, так скажем, более расслабленно, чем Магадан. Но у нас большой опыт уже работ по Магаданской области, по районам Магаданской области. И вот с полной ответственностью можем заявить, что строить в ЦРС значительно проще. Просто в разы. Опять же, вот вы поймите, мы живём не только в суровом климатическом регионе, мы живём ещё в условиях сейсмики, и возвести перегородку в Москве и в Магадане – это “две большие разницы”. Если в Москве его завезли, собрали и бросили, то в Магаданской области – это шпоры, это крепление к плитам перекрытия, это железобетонная рубашка с условием сейсмики. Если это несущая стена – то это монолитные включения. И это окно, это перемычка, соответственно, с определенной шириной опирания перемычки, то есть, стена одна, что в Москве, что в Магадане, только наполнение и стоимость несколько другая. Опять же, напомню: мы живем в сейсмически опасном районе, у нас 8 баллов с 90-х годов, и у нас есть определённые требования к конструктиву, к зданиям. Очень трудоёмкая работа, потому что ряд требований действует на территории Магаданской области, которые зачастую отсутствуют в других регионах. Опять же, вот я ездил в Хабаровск. Они строят дома сейчас в центре из металлоконструкций. Очень хорошее решение. Сейчас роддом строится из металлоконструкций. Вообще в нашем регионе надо запретить строить из железобетона, потому что наша специфика региона – строительный сезон довольно-таки короткий. На бумаге бетон дешевле, а по факту, с точки зрения трудоемкости, металлоконструкции гораздо проще и выгодней для города, в том числе, с точки зрения сроков реализации. Потому, что ну, вот опять же – все практически небоскрёбы из металлоконструкций. Также обращаю внимание – любое старое здание из железобетона – это строительный мусор. Металлоконструкции – нет, они готовы для вторичного использования. Я считаю, что в нашем регионе всё-таки надо делать акцент на упрощение, на изменение конструктивной схемы здания, на металлокаркас. Например, для того, чтобы ускорить процесс строительства, для того чтобы колонну выполнить в зимний период. Опять же, есть 44 закон, мы говорим про железобетон, а 44 закон не волнует, какая температура за бортом, соответственно начинается электрообогрев. Значительные расходы на выполнение бетонных работ, и вы поймите, бывают такие моменты, что и бетон замораживается. Соответственно, это убытки, это переделка, это время, это сроки. Вот в данном случае, может быть, есть смысл на законодательном уровне или на уровне там администрации все-таки исходить из того, что надо работать у нас, как на полуфабрикатах, то есть, соответственно, заказали металлокаркас на заводе, где-то в любой части России, привезли контейнерами, как конструктор собрали. Любой монолит – он довольно-таки трудоёмкий. Вы, наверно, сами видите в городе здания, которые идут у нас из железобетона. Их можно назвать долгостроями по большей степени. Все то, что из металла – это очень быстрый срок. Железобетон бы такого не дал, железобетон – плюс полтора-два года, ну, соответственно, со всеми вытекающими последствиями. И опять же – 44 закон же един. Попробуйте зимой электроподогрев сделать, да? А если оно выйдет из строя, что-то выйдет, это оборудование, эти трансформаторы, ну, соответственно, бетон начинает замерзать, и это шаг вперёд – два назад. Так, если, к примеру, взять Северо-Эвенск, его нельзя назвать простым регионом – за последние 30 лет там практически ничего не сделано. Мы, наверное, в этом году закончим половину своих объектов, и это будет, наверное, одно из первых крупных строительств в Северо-Эвенском районе, где мы с помощью администрации Магаданской области смогли достичь результата. Ну вот, по факту нам удалось скомплектоваться в полном объеме по Эвенску, в том числе взять кредит нам помогла администрация. В данной ситуации мы смогли полностью скомплектоваться и в условиях короткого навигационного периода: за несколько месяцев, мы смогли забросить туда все материалы. Однако, это же строительство, бывают и просчёты какие-то. То, что мы сейчас, вот даже так, для понимания людей, не можем отправить – на сегодняшний месяц мы не можем отправить только 30 строителей: билетов нет на самолёт. То есть администрация помогает нам, чартерные рейсы организовывает и прочее. Но, как Вы сами знаете, у нас и с малой авиацией тоже есть трудности. Последние дни они только усугубились. Северо-Эвенск вообще непростой регион, да и Магадан непростой регион. Если, допустим, гипотетически рассматривать другой регион, у них строительный сезон гораздо больше, мне кажется, целый год. Ну, вот мы сейчас работали в Ждановке, там до сих пор можно выполнять работы: зимнее бетонирование, к примеру. Фактически на сегодня температура составляет минус четыре градуса, а бетонная работа допускает выполнение в температуру до минус 15 градусов с использованием электрообогрева и прочего. На мой взгляд, там можно круглогодично работать. Допустим, кровельные работы позволяют выполнять работу тоже там до минус десяти градусов. Ну, со специальной подготовкой, что там бывает очень редко. Опять же, заключив контракты по Ждановке, мы через неделю получили из Ростова 2000 квадратных метров брусчатки. То есть с момента приобретения до момента доставки неделя прошла. Чтобы такого результата достичь в Магаданской области, нужно полтора месяца. У нас контейнеры во Владивостоке могут простаивать по несколько недель, и это у нас уже было, и результатом этого было просто смещение сроков. Ну, на мой взгляд, наш регион – он очень сложный, и есть необходимость просто в изменении законодательства, нужна подушка безопасности по срокам доставки материалов.

– Ну и немаловажно, конечно, наличие ресурсов, в том числе техники, как с этим обстоят дела? Потому что если сюда стройматериалы тяжело доставить, то я просто не представляю, что с машинами?

– Да, есть у нас все трудности и по технике, и по ресурсам. Допустим, в начале строительного сезона, любого летнего, довольно таки проблематично найти кран. Это потому, что у нас всё-таки по региону техника занимается золотодобычей и любая техника, которая связана там золотодобычей, она зачастую присутствует там, в артелях, на рудниках, она уезжает из города. Зимой проблем с краном нет, а вот летом значительные трудности. Экскаваторы – опять же, стоимость. Часто она обусловлена всё-таки рыночным, каким-то ценообразованием, никак не сметная стоимость, сметная стоимость не покрывает ни механизмы, ни машины. Но, опять же, нас в меньшей степени интересует ценообразование, в большей степени нас волнует просто наличие техники. Иногда по сто человек могут стоять и ждать крана; это очень большая проблема. День простоя. Это убыточно, но с точки зрения срока, все-таки, за счёт сметной прибыли можно там как-то нивелировать, и сейчас наша организация планирует приобрести технику, потому что зачастую сроки выполнения работ зависят в том числе от техники, от ее наличия.

– Ну, и насколько я понимаю, вообще цена аренды техники именно летом взлетает.

– Да, потому что машин мало, ну, тут само собой напрашивается. У нас водители кранов на лексусах ездят, посмотрите, я не говорю, что это плохо. Должно быть так – пусть ездят, но опять же – ценообразование, которое формируется в Магаданской области, оно просто заоблачное, и дело даже не в цене. Дело в наличии. Иногда готов платить любые деньги, только техники нет, вся она в области, вся она на других объектах. Опять же, со строительным бумом, который там у нас сейчас происходит, есть большие трудности, в том числе и по технике, и приходится там и выстраивать порядок работы, опираясь на наличие техники. Вот опять же – мы говорили про металлоконструкции, которые можно и зимой собирать. Сейчас мимо проезжал – собирается дом, несколько единиц техники, краны, а летом такого не будет, это просто невозможно. Вся техника будет в области на рудниках, на золотодобыче.

– А мы с Вами в начале программы сказали о том, что есть проблема с кадрами. Во-первых, наверное, мне так кажется, что не все хотят работать на Колыме, потому что условия действительно очень жёсткие, как у Вас вообще решается проблема со специалистами?

– Ну, у нас статистика есть определённая. У нас сейчас работает 150 человек. Текучка кадров 30%, а это тяжелые условия труда, мы довольно требовательны к организации, к дисциплине, и зачастую подрядчик просто выжимается и ломается. Остаются, ну, наверно, самые сильные, самые мощные. Вот у нас бригада – там 40 человек, которая с Ждановки приехала, они сейчас на Эвенске. Они очень ждут, когда начнётся Ждановка опять, очень хотят вернуться туда, потому что условия труда здесь для них довольно таки сложные. Также, для понимания, в Донецкой республике ценообразование другое, доступность продукта другая, другое качество продукта, то есть в наличии практически всё есть, а температура… Но единственное – там жарко. Был и есть у нас такой один интересный подрядчик, Николай Иванович, он хорошо сказал, на дорогах 25 лет трудится, и когда ему сказали, что зимой легче работать, он сказал очень хорошую фразу: «Сколько по трассе ни езжу – столько обмороженных встречал, ни одного ошпаренного». То есть, всё-таки отрицательная температура значительно более пагубно влияет на процесс строительства, на людей, на здоровье людей и прочее. Опять же, к примеру, привезли специалистов – ну, вот не устраивает вас квалификация. Какие варианты по датам отправить назад? Билетов на самолет нет. Опять же – привези новых ребят, которые готовы. Есть конкуренция по Магаданской области. Недобросовестно, бывает, поступают: приходят к ребятам, обещают золотые горы, они уходят, потом их кидают, и такое бывает очень часто. Знаете, как я тоже часто говорю, обещают много, но пообещать – не значит выполнить, потому что обещать можно много всего, а выполнить свои обязательства довольно-таки сложно. И опять же – Магаданская область специфический регион. Для того, чтобы просто удержаться на плаву, нельзя заниматься бонусной мотивацией на ранней стадии. То есть необходимо ресурсы, которые получаешь, авансы, деньги, тратить всё-таки в первую очередь на объект, и после того, как вы поставите точку, каким-то образом выплачивать себе дивиденды. В противном случае, если идти от обратного, ничего не получится, хотя вот в центральных регионах все-таки работают. Аванс получили, каким-то образом бонусы выплатили, потому что всё гораздо проще. Ну, и мы с вами говорим о том, что закон един для всех, но тем не менее, власти прекрасно понимают все проблемы, они знают о них.

– И как Вам кажется, можно ли что-то сделать хотя бы вот на законодательном уровне? Пусть это будет федеральный уровень, пусть сделает так, чтобы было и подрядчикам комфортнее, и, собственно, чтобы это как-то сказывалось на строительстве.

– Ну, наверно, все-таки с точки зрения администрации, конечно, хочется больше лояльности по 44 закону. У нас же, понимаете, объект не успели вовремя построить – сразу все следственные органы. Прокуратура начинает работать, искать причину, фактически все всё понимают, но сделать ничего не могут. Опять же, закон – он един. Наверное, все-таки надо как-то решать это. Магаданская область и ряд регионов – ещё есть довольно-таки сложные регионы, назовём их острова. Арктика все-таки курируется на правительственном уровне, Северо-Эвенский район – на уровне Магаданской администрации, где повлиять на некоторый момент просто невозможно.

– Что делать-то? Вы видите какие-то пути решения этих проблем вообще, возможно ли сделать так, чтобы строительство на Колыме стало, ну, не дешевле, наверное, это вряд ли, но хотя бы как-то решалась эта проблема?

– Ну, я думаю, что для таких регионов, как Магаданская область, “остров”, где отсутствует железнодорожное сообщение, где короткий строительный сезон6 надо всё-таки какие-то поправки по 44 закону делать. Там необходимо предусматривать финансирование значительно раньше для того, чтобы начать строительство. Для того, чтобы начинать строительство 1 мая, необходимо получить аванс за два месяца до 1 мая, ну, соответственно, должны приняты быть соответственные законы и нормативно-правовые акты. Но мы, как и вся Россия, живём по единым правилам. У нас одинаковые требования, что и в Москве, но только условия труда у них другие.

– Я очень надеюсь, что нас услышат, и у людей будет возникать меньше вопросов по строительству.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.