Развал здравоохранения на Колыме еще можно остановить

1284
Сергей Александрович Зеленков

Говорит Магадан, 21 января 2021 г. Сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта в Магаданской области Сергей Зеленков дал накануне нового года нашему изданию большое интервью. Сегодня мы публикуем первую часть нашей беседы. Почитайте, страшно становится болеть на Колыме. Благодаря приезжим «оптимизаторам». Но Сергей Александрович не только вскрывает многочисленные проблемы, но и предлагает реальные пути их решения.

— К нам в ОНФ обратились люди, жители Омсукчанского района. Обращение «скромное» — на 40 листах подписи! То есть, район практически встал на дыбы. Суть в следующем: в период пандемии закрыли детское отделение  районной больнице.

— Это когда произошло?

— Это произошло вот совсем недавно, мы еще толком не знаем, когда именно. Дело в том, что в течении прошлого года сначала шли разговоры о закрытии детского отделения в Омсукчане под ковидный госпиталь. То есть ВРЕМЕННО! Три койки детские перенесли в общую терапию. Это было еще ничего. Но почему люди возмутились? Потому, что сейчас, после приезда двух замминистра здравоохранения региона в Омсукчан, начали предупреждать людей, кто работал в детском отделении, о необходимости перевода якобы по их желанию в другие отделения, а кто не хочет – того сократят.

— По информации от медиков Ольской районной больницы там ситуация один в один. Точно также детское отделение было переведено в детскую терапию, и там оставили всего лишь 2 койки. Но затем медикам детского отделения поступили уведомления – либо переводитесь, либо – увольнение.

— Я могу пояснить, что во время эпидемии коронавируса это можно допустить на какое-то время. Но в масштабах Магаданской области сегодня это все похоже на некую хитрость чиновников Минздрава: ведь есть распоряжение президента России В.Путина, он об этом публично говорил, и я даже лично присутствовал при этом, что все какие-либо сокращения, любая реорганизация в лечебных учреждениях в поселках должна проходить только после общественных слушаний! То есть, учитывая мнение жителей.

— Вы говорите про форум ОНФ?

— Да, это президент заявил на итоговом форуме ОНФ в 2016 году. И это есть во многих публикациях СМИ. Любое действие должно происходить лишь по согласованию с людьми. По другому – никак.

У нас же должность министра в регионе называется министр здравоохранения и демографической политики, но Палатка его уже называет министром здравоохранения и антидемографической политики. Это пошло после возникновения вопроса о закрытии гинекологии.

Но с Омсукчаном у нас – 600 километров расстояние до ближайшего лечебного учреждения. Почти 1000 человек детей в районе. Где им будут помощь оказывать? Перевели в общую терапию. Но давайте разберемся: медики, которые будут эту помощь оказывать – должны быть сертифицированы. А сертификатов по педиатрии там уже практически не остается. Что такое 3 койки на тысячу детей? Дети – это повышенный травматизм, это аппендициты, это много чего прогнозируемого изначально. Даже те же пневмонии. В результате эти 3 койки – это ни о чем!

Мы должны думать о демографии на Колыме, которая у нас очень сильно хромает.

Это все они собираются сделать с 1 февраля. По всей структуре оптимизации системы здравоохранения, которую региональный Минздрав ведет последние пару лет. Ссылаются чиновники на федеральные нормативы. То, о чем говорила в конце 2018 года приезжая замминистра здравоохранения Колымы О.Хулап. Мы тогда очень серьезно подняли этот вопрос – потому, что на территории Магаданской области это невозможно. Из-за удаленности поселков и профильных лечебных учреждений. Согласно этим позициям нашего Минздрава, у нас не должно быть «Скорой помощи» на территории Магаданской области, так как согласно федеральным нормативам, на 10 тыс. населения должна быть одна бригада. С нашей численностью населения – мы не набираем. Лечебных учреждений не должно быть – должны быть одни ФАПы. Это мы к чему придем?

Первое, что мы увидим после реализации этой оптимизации – бегство людей с Колымы. Но правительство Российской Федерации ставит вопрос немного по-другому: надо удерживать людей на Северах! Получается, у нас позиция магаданского Минздрава противоречит позиции правительства Российской Федерации!

Я не знаю, в курсе ли об этом губернатор С.Носов или нет? У нас сейчас сокращают здесь, сокращают там, и в этот же момент власть говорит: нет денег. При этом в правительстве Магаданской области каждый год – новое министерство, новое управление… Уже вопрос возникает – это ли надо людям?

— А помните риторику губернатора С.Носова и тогдашнего министра здравоохранения С.Чеканова в конце 2018-го, когда они объясняли колымчанам, зачем нужна эта «оптимизация»? Говорили так: будем сокращать только «чрезмерно разросшийся» АУП. Ни одна ставка ни одного медика в регионе не будет сокращена! Мы только объединим административную часть лечебных заведений Колымы, а то слишком много заместителей у какого-то там главврача обнаружилось… В итоге колымчане получают совсем другой результат оптимизации: детские отделения в районных больницах – сокращают, в частности, на Оле и в Омсукчане. Алгоритм действий Минздрава там одинаков, значит, это не единичные случаи, а модель…

— Ну даже если взять АУП. Мы были «за» сокращение административно-управленческого персонала…

— Эта тема воспринималась сначала спокойно.

—  Но: мы были категорически против того, чтобы все административно-управленческие кадры вывели из подчинения главврача лечебного учреждения! Их централизовали и это получилось совершенно неправильно. Колыма – уже не первый регион, который к этому пришел и немало субъектов Федерации отказались от этой системы. Почему? Потому, что у главного врача теперь утерян контроль над АУПом. Теперь бухгалтерия работает своим чередом, экономисты – своим чередом, кадры – сами по себе… Главврач не может управлять! Это раз. Во-вторых, все данные идут мимо главного врача, но при этом, главного врача наказывают за то, если что-то не делается или делается не так! Могу привести примеры, но я не буду называть лечебные учреждения, дабы не дергать людей. Пошла неразбериха с начислениями заработной платы. Добиться правды сейчас невозможно! Раньше можно было написать заявление главному врачу, он проводил проверку и все выясняли, виновные наказывались. В Хасынской районной больнице ОНФ зафиксировал после обращения медиков, что у АУПа зарплата в разы выше, чем у медиков! Но АУП же «сидит на шее» у медиков, медики получают зарплату от ОМС. В итоге получается – медики свою зарплату зарабатывают для всего учреждения, а расхватывают основную долю — кто? АУП. Это неправильно. Здесь надо было проводить оптимизацию штатного расписания и не более.

Более того, Минздрав сейчас практически лишил какой-либо самостоятельности главного врача. Как несамостоятельный главврач может управлять лечебным учреждением? Теперь это менеджер, выполняющий чью-то волю. Но у главного врача всегда возникает много функций, которые необходимо решать самостоятельно. А самостоятельности – нет. Мы видим это сейчас практически во всех медицинских учреждениях. Главные врачи, которые инициативные, мы их такими знали всегда, они вынуждены просто сесть и ждать каких-то распоряжений, которых, зачастую, нет – чиновники ответственность на себя брать в Минздраве не готовы. Это очень похоже на вынужденную «итальянскую забастовку», то есть, все делать согласно инструкции, но при этом не решать насущных вопросов. Это неправильно, это путь к полному краху здравоохранения!

Мы видим конкретные темы по поликлиникам Магадана. Что это, работа поликлиники? Это не работа. Руководство объединенной поликлиники не смогло организовать совместную работу, особенно, с учетом пандемии. Кроме того, оно не смогло провести разделения больных и здоровых потоков пациентов. При этом людей настолько много в поликлиниках, что когда мы фотографируем ситуацию, на фото – сплошь спины людей. Спина к спине. Сотни человек стоят, их собрали с разных учреждений… Что это в условиях коронавируса?! И по главному врачу – Николову, я могу сказать, что это – антиработа.

— Тушат костер бензином…

— Совершенно верно! Пересечение всех потоков людей дает только новых заболевших.

А сейчас региональный Минздрав проводит очередную оптимизацию: присоединяет Авиамедицину к поликлиникам! Уведомления людям уже пришли, в феврале планируют уже присоединить. Опять возникает вопрос: в Авиамедицине – четко отлаженный механизм. Толковый главный врач. За ним идут люди. С ним можно разговаривать, с ним можно договариваться. Получается, что этот главный врач руководство Минздрава не устраивает? При этом у них – самая большая укомплектованность медперсоналом. То есть, он сумел собрать людей, специалистов! И коллектив стоит на его стороне.  Еще у них есть стационар, где, по крайней мере, с поселков Уптар и Сокол людей могут туда на госпитализацию отправить. Проколоть что-то, полечить какие-то достаточно легкие болезни, где не нужна госпитализация в областную больницу. Либо пройти «долечивание». Сейчас в поликлиниках такого не предусмотрено! Там дневной стационар, но дневной стационар и у них есть. Сейчас их соединят и сразу скажут: а поликлиникам не положен стационар! И стационар сократят! Это будет.

Городская стоматология. Сколько мы бились, чтобы там как-то навести порядок… Навели. Сейчас, сколько мы проводили там мониторинги, контроль ОНФ, мы видим улыбки на лицах медиков! Это о чем говорит? Им нравится там работать! Они довольны руководством. Но ее тоже хотят присоединить к поликлиникам. Для чего?

Но при всем этом в постановлении губернатора Магаданской области об оптимизации, на основании которого к «Скорой помощи» пришел территориальный Центр медицины катастроф и влился в «Скорую помощь», там прописано: до конца 2020 года присоединить «Скорую помощь» Олы, Хасынского района и Тенькинского района к станции «Скорой медицинской помощи». То есть эти медики получили бы гарантии работы по стандартам именно «Скорой медицинской помощи». То есть, благодаря контролю магаданской «Скорой помощи», можно было бы привести в соответствие работу сразу трех районных «скорых». Но этого не сделано! Это даже не рассматривалось. То, что не прописано в постановлении – реализуется, а то, что указано прямо – не исполняется. То есть, не исполняется распоряжение губернатора!

Людям что нужно? Первичное звено, то, чего сейчас не хватает. Поликлиники Магаданской области, первичное звено, практически поставили на колени. Заявляют теперь: а у нас некому работать. Ну давайте разбираться будем! Мы третью поликлинику контролируем уже лет 5. И за это время, с момента, как пришел Николов, такого оттока врачебных кадров не было. Толковых кадров. Да, понятно, что кого-то они наберут. Но у меня есть прямая связь с Благовещенской медицинской академией – люди возвращаться сюда не хотят после учебы! Даже те, кто собирались сюда, например, терапевтами, отказываются. Большая часть выпускников академии заключают контракты с Сахалином, Камчаткой. Это о чем говорит?

Мы ведем мониторинги по приезжим врачам и не только по приезжим. Согласно нашим данным, с 2015 года около 60 % — квалифицированные и подготовленные медики приехали, а в районе 40 % — полная некондиция. Они вообще не соответствуют никаким нормативным моментам. Я бы сказал – непроверенные специалисты. Его где-то уволили либо довели до грани увольнения, может, в связи с какими-то нарушениями, но для того, чтобы не портить себе статистику, «отпустили по собственному желанию»… Такие тоже есть, они приезжают и здесь работают. Но их не проверили «там». У нас же есть возможность связаться с местным отделением ОНФ в других регионах, узнать, навести справки, выяснить. И нам дают эту информацию. Почему этого не может сделать Минздрав Колымы – тайна, покрытая мраком.

А еще одна тема: к нам приезжает какой-нибудь специалист, и он сразу едет главным врачом в районную больницу! На каком основании?! Его никто здесь не знает, его люди не знают. Вот, например, Андреев, работает хирургом в Сусуманской районной больнице в настоящий момент. Все, его сняли! Но министерству потребовалось сколько времени разобраться? После наших первых публикаций? Около полугода, очень долго.

Опять же, мы смотрим: как попал Бадмаев в Ольскую районную больницу? Мы его где-нибудь видели как врача? Нет. А он сразу пришел главным врачом. Посмотрите, что творится в Эвенске? Там чудеса, там леший бродит! Я думаю, что в начале года поступит немало заявлений оттуда.

Тенькинская районная больница: врач, которого мы знать-не знаем и ведать-не ведаем. Врач нарколог. Откуда она приехала, мы не знаем, но она – главный врач. Хасынская районная больница – такой же главный врач. Ольская – такой же. Эвенская – такой же. И ведь с обратной стороны – то же самое: эти приезжие врачи не знают ни коллективы, ни специфику региона и района. Не имеют здесь авторитета. Как они могут управлять больницами? К чему мы придем?  

При этом квалифицированные врачи, приезжающие на Колыму по контрактам, толковые врачи, которые себя и там чем-то показали, приехали, потому, что им пообещали большую зарплату, нередко остаются обманутыми. Минздрав у нас умеет это делать. И получается, что они приехали в Магаданскую область на работу, но уехали раньше времени. Не дождались окончания контрактов. Они находят себе нормальные места работы, где не обманывают. Это Сахалин, это Камчатка. Они уезжают туда и они довольны.

Сейчас региональная система здравоохранения находится на грани развала. Чтобы как-то спасти ситуацию, необходимо привлекать своих специалистов, которых люди знают, за которыми люди пойдут. Иначе – люди разбегаются, все разваливается и деградирует. Нет никакого доверия.  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя