Раид Салимов: КФХ «Надежда» уничтожено, действенной помощи нет

2692

Говорит Магадан, 24 апреля 2023 г. В редакцию интернет-газеты «Говорит Магадан» обратился председатель Магаданского регионального отделения «Опора России» Раид Магомедович Салимов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Надежда». Он рассказал очень странную историю, произошедшую с его хозяйством прошлым летом. Официальные органы квалифицировали ситуацию как вспышку птичьего гриппа, но спустя почти год вопросы остаются, и прежде всего – у самого фермера.

– Раид Магомедович, расскажите о том, как вы решили стать фермером и как развивалось КФХ «Надежда»?

В 2018-м году я узнал, что предприятие, где я 17 лет покупал натуральные яйца и кур для своих детей, а покупал потому, что именно там кур выращивали на полном содержании, так вот, когда я случайно узнал, что оно сегодня-завтра уйдет с рынка – я решил включиться в этот процесс и помочь ему устоять. Мы приехали с моим товарищем на место, и то, что я увидел, фермерским хозяйством назвать было тяжело. Женщина – хозяйка там работала одна, не было никакой поддержки, кур было чуть больше тысячи. Все было в плачевном состоянии потому, что ей помощь никто не оказывал. Даже грант, который ей выделил наш региональный Минсельхоз, она вернула в министерство.  Хотя опыт у нее огромный – около 45 лет она проработала в сельском хозяйстве, занимаясь, в том числе, курами.

Я решил взяться за это дело. Мы с этой женщиной договорились, что она с нами остается, ее опыт очень был важен. Клеточное содержание я не собирался делать, я считаю, что на полном содержании – намного более качественная продукция выходит, там вся работа ручная, без электроники, у нас в стране нет технологий, чтобы на полном содержании автоматизировать эти процессы.

Когда я взялся за этот проект, я понял, что все намного сложнее и требует больших финансовых вложений. Я хоть человек и из деревни, но многие факторы оказались для меня неожиданностью. Так как у меня работает второе предприятие, на мою супругу мы оформили коммерческий кредит 3 млн. руб., оказалось мало. Пришлось взять еще миллион. Этого снова оказалось недостаточно, и мой партнер взял еще 2,2 млн. руб. кредита. Все эти деньги мы полностью вкладывали в это хозяйство. Это все было в 2018-м году.

Мы обратились в наше министерство сельского хозяйства, но нам предложили грант в 1,5 млн. руб. только на приобретение здания. Документы мы начали готовить в 2018-м, а деньги получили где-то в мае-июне 2019-го. ИП под это хозяйство я открыл в апреле 2018-го, и год с лишним спустя мы получили эту господдержку.

В 2019-м году мы построили отдельный цех для цыплят. Условия для них особые – надо температурный режим 35 градусов тепла соблюдать, так как это цыплята-однодневки.

Самолетами мы привозили партии цыплят. Не всеми типами самолетов еще можно их привозить: только аэробусами. В «Боингах» нет отсека для животных. Приходилось ждать именно аэробусы, договариваться, и 19 февраля 2019 года мы получили первую партию – 3 тысячи цыплят. Мы еще обращались за помощью в «Дукчу», чтобы нам дали специальную машину, привезти этих цыплят. Мы машину тоже оплатили.

Это был первый этап нашего развития. Решили мы идти только вперед. Когда через четыре месяца мы выводили первую партию цыплят на «вольную прогулку», у нас даже 100 штук падежа не было, меньше было. А летом 2022-го года численность кур-несушек у нас была уже около 7 тысяч штук. Плюс в августе 2022-го года подрастала партия в еще 3 тысячи кур-несушек, они уже должны были начать нестись. Таким образом, общая численность кур в хозяйстве перед прошлогодней бедой составляла более 10 тысяч. К середине августа 2022-го года мы должны были выйти на показатель 7 тысяч яиц в день. А 27-го августа прошлого года мы заказали еще 3 тысячи цыплят-однодневок. Должен был прилететь самолет, оплату мы уже произвели. Если бы все шло, как планировалось, к декабрю 2022-го года мы должны были бы выйти на 12 тысяч штук яйца в день.

– Вы сказали, что являлись получателем гранта от правительства Магаданской области в размере 1,5 млн. руб. Помимо этой поддержки еще какими-то мерами финансовой помощи вы пользовались?

– Нам предоставляли ежемесячно субсидию, но она вызывала у меня больше вопросов. Первый вопрос, который я задавал – каким образом делятся эти деньги между Дукчинской птицефабрикой и нами? Ведь в регионе мы были всего два производителя яиц. Мы план перевыполняем, который утвержден региональным Минсельхозом, мы даем ежемесячные отчеты. Например, если мы по плану брали обязательства поставить 100 тысяч штук яйца в месяц, и если мы не выполняли план, нам субсидии не давали. И схема там интересная: когда мы давали 54 тыс. штук яйца в месяц, нам субсидии не положены. А когда мы стали давать 128 тыс. штук яиц в месяц, нам сказали, вот вам фиксированная субсидия. То, что вы перевыполняете план, никого не касается. А в 2022-м году были введены еще более жесткие поправки в механизм предоставления этой субсидии: если на конец месяца предприятие хотя бы рубль должно в бюджеты по налогам, субсидия не выплачивается. И мы неоднократно так попадали, я даже с Минсельхозом ругался по этому поводу. Так, 27 февраля 2022 года получаем в налоговой инспекции справку об отсутствии задолженности перед бюджетом. 1 марта Минсельхоз Колымы получает из ФНС справку о том, что у меня какой-то штраф неоплаченный, непонятно откуда взявшийся. Я даже к министру Кошеленко приходил лично и говорил, как так получается? Он ответил – мол, я не знаю. Я пытался выяснить в налоговой инспекции, что это за штраф, мне сказали, письменно ничего предоставить не могут, но по электронной базе данных – меня оштрафовали. Я говорю, хорошо, пусть даже 28 февраля, в последний день месяца, вы меня оштрафовали. Но на каком основании сразу же, 1 марта, на следующий день я попадаю уже в должники? В итоге ни налоговая мне не дала никакого документа о моей задолженности, и Минсельхоз мне заявил: нас не волнует! Мы получили 1 марта справку о задолженности, все, до свидания! Там еще интересно: ежемесячно отчеты мы должны были сдавать до 5-го числа следующего месяца. Было такое: прихожу я 5-го числа с отчетом, у меня не принимают его. Оказывается, отчетность сотрудник Минсельхоза «закрыл» 4-го! Я к Кошеленко захожу: до 5-го отчеты сдаем, сегодня 5-е. Почему не принимаете? Он говорит, ну видишь, она «закрыла» уже… Да как понять – «она закрыла»??? Что это за ответ? Он же министр! Почему не разбирается? Таким образом, я субсидии лишился и больше от них мы ничего не получали.  

При этом я так думаю: если мое предприятие вело себя как-то не так, являлось должником, отчеты не вовремя сдавало, то за что меня за эти годы награждали? У меня – Почетная грамота губернатора, ценный приз вручали… Человеком года в 2021-м году меня выбрали…

Я каждую Ярмарку местных производителей выходил с нашей продукцией, стоял лично, с потребителями разговаривал. Даже сам торговал нашими курами и яйцом. Мне не стыдно было за свою продукцию. Я не прятался за кого-то, не нанимал кого-то, чтобы они торговали.

– Расскажите, как и когда случилась беда в вашем хозяйстве.

– Я должен был улететь 24-го июля 2022 года. За несколько дней прозвучал странный звонок из Россельхознадзора о том, что 21-22-го числа ко мне в хозяйство приедут представители этого ведомства посмотреть состояние птицы. Я еще вопрос задал: как так, без какой-либо причины, вдруг, Россельхознадзор решил приехать и что-то посмотреть? Тот Россельхознадзор, который за 4 года ни разу не приезжал? До этого были 2 незаконные попытки провести проверки с их стороны, но есть решения судов, они в открытом доступе, мы защитили свои права.

22-го июля после обеда я приехал в хозяйство и птичница мне сказала, что ей не нравится, как птица себя ведет. Мы прошли, посмотрели, ну, часть птицы как в подвешенном состоянии выглядела. Я поехал в Ольский участок, а там замок висит, нашего участкового врача на месте не оказалось. После этого я поехал в город, заехал на «седьмой рабочий», где станция СББЖ. Там 3 или 4 студента привязывали какую-то собаку. Я спросил, где врачи, потому что станция нас обслуживает по договору. Ответа внятного я не получил, кто-то из врачей в командировке, того нет, этого нет… Я уточнил – есть ли Марианна Николаевна Рябуха, ответили – ее нет. Я уехал.

Уже 23-го, когда я снова приехал в хозяйство, то увидел – идет падеж птицы. Мы начали искать ольского врача нашего, бить тревогу. Для меня ситуация стала шоком. Только 24-го я смог созвониться со специалистом, которого мне посоветовали, Ершовым. После моей информации о падеже и настойчивом приглашении его в хозяйство он ответил: а что я там должен делать? Так он и не появился в хозяйстве. Мы своими силами пригнали трактор и начали убирать погибшую птицу в мешки.

А 25-го утром, когда я приехал в министерство и поставил в известность министра сельского хозяйства, никакого удивления на его лице я не увидел. Абсолютно спокойная реакция была, будничная. Я подумал, наверное, где-то еще такая же ситуация в городе, и он что-то знает…

Потом была дана команда, после обеда приехали в хозяйство, начали свои дела какие-то там делать, я уже, если честно, отошел в сторону и смотрел…  Ту погибшую птицу к вечеру 25-го никто не старался захоронить, все бегали со своими делами какими-то. Потом мне сказали, что погибшую птицу надо сжечь, я бегал, трактор искал. Обращался даже в администрацию Ольского района, но мне технику не выделили.

26-го или 27-го июля мне позвонила женщина из Россельхознадзора, попросила привезти яйцо из хозяйства, попросила привезти корм и рыбную муку, по-моему. Я сказал: подождите, если вы говорите, что там все так страшно, такая болезнь опасная, тогда почему вы не едете сюда? Ответ меня поразил: а вы знаете, что у вас там опасно?

А я, что, не человек? У меня работники там ходят! Нам не дали ни «скафандры», ни какую-то защитную специальную одежду… То есть для всех нас – не опасно, а для специалистов Россельхознадзора – опасно! Я привез им и корм, и муку, и яйцо, по-моему.

Марьяне Николаевне Рябуха я лично привозил коробку и флаконы, которыми мы вакцинировали молодую птицу. Почему сегодня ни в одном акте нет этого? Она же фотографировала это. Непонятно, как во всех инстанциях, куда были отправлены потом документы, везде указано – птица НИКОГДА не вакцинировалась. Это ложь!

У нас есть договор с СББЖ, в нем есть годовой план вакцинации птицы. Указаны сроки, когда мы сдаем им на лабораторные исследования птицу – все это разрабатывает Ольская лаборатория. Там смысл одного из пунктов договора состоит в том, что даже если я, по каким-то причинам, не захочу птицу вакцинировать, они заставят это сделать, либо имеют полномочия остановить поставки яйца на рынок и в торговые точки. Яйцо они осматривают, мясо они осматривают. И только после всех контрольных и исследовательских мероприятий они выдают согласие на продажу нашей продукции. Мы все эти услуги СББЖ всегда оплачивали. При этом в июне 2022-го года была крайняя вакцинация, акт о вакцинации СББЖ нам так и не предоставил.

Мы требовали подтвердить факт нашего обращения 22 июля прошлого года в СББЖ через видеозапись системы видеонаблюдения, которая там установлена. Нам отказали, сказав, что именно в этот день и именно в этот период времени система видеонаблюдения не работала. Это все чрезвычайно важно, потому, что сейчас надзорные ведомства обвиняют меня, что я якобы вовремя не сообщил о падеже. Но 22-го у меня и не было никакого падежа! Падеж был зафиксирован лишь утром 23-го. А Россельхознадзор указывает в своих документах, что якобы 22-го у меня в хозяйстве был падеж…

24-го у меня был разговор с врачом Ершовым, я требовал, чтобы он приехал в хозяйство и предпринял бы какие-либо действия по спасению птицы, предотвращению падежа. Но он отказался – сказал: а что я там делать буду? Министр Кошеленко мне заявил: ну что тут такого, это же его выходной. Тогда я не понимаю, кому я должен был сообщить в субботу и воскресенье, если у всех у них – выходной.

Более того, акты, составленные Россельхознадзором – просто поражают своими нарушениями. Указан, например, человек, которого вообще не было у меня в хозяйстве! При этом в актах указано, что я присутствовал, но ни одной моей подписи в них нет. Почему? Как так? Нарушена временная хронология действий в актах.

У меня изъяли корма – 20,6 тонн. Проверили корма – никакой заразы там не обнаружили. Роспотребнадзор все у меня в хозяйстве проверил – не указали мне, в чем же причина была. Я 25-го лично сдавал на анализы в Роспотребнадзор яйцо. И тоже результаты – все чисто. Но акта изъятия кормов мне не выдали, только акт уничтожения. По постановлению – в хозяйстве был «опасный очаг», должен был быть организован пост полиции. Не было поста. Один человек из СББЖ спал в машине и все. Никто не охранял. Представитель СББЖ привезла около 10 человек, «специалистов из Средней Азии», я так думаю, это те, кто строил Ольскую школу. Выдали им белые тканевые комбинезоны и они вывозили погибшую птицу. Если в хозяйстве «опасный очаг», и такая страшная болезнь, кто разрешил этим людям туда заходить? Они вообще знали, что там происходит? Их кто-нибудь обследовал до или после? Я и все мои сотрудники сдавали анализы, все в порядке было.

В итоге, по постановлению правительства Колымы, мне полагалась за полностью разрушенное фермерское хозяйство компенсация в размере около 620 тысяч рублей. Все! Это они посчитали за 3 тонны мороженной курицы и 141 голову уничтоженной птицы. Это вся компенсация от нашего минсельхоза. За уничтоженные 20 с лишним тонн кормов, как мне сказал чиновник минсельхоза, компенсация не положена, потому, что они их не изымали. Они их только уничтожили. Что это за абсурд? При этом 29-го июля у них на руках уже были результаты исследования кормов – они не были зараженные. И корма у нас хранились отдельно, не в птичнике. При этом устно было сказано, что минсельхоз отдаст документы на экспертизу размера ущерба, но никаких результатов до меня никто так и не довел. Проводилась ли она вообще – я не знаю.

То есть один из двух в области производителей яйца полностью уничтожен, под корень. Все корма, все остатки курицы и яйца, все. Компенсация за убитый бизнес – чуть больше 600 тыс. руб. и все, свободен. Виноватых нет, хотя нет – я же еще и виноват, что якобы не сообщил 22-го июля о падеже, который возник 23-го. Врач специальной лаборатории, которая все в регионе контролирует, что мы выращиваем и выдает разрешения на продажу в рознице, не приезжает, если случается беда. При этом министр сельского хозяйства, госчиновник, заявляет – все правильно, у него же законный выходной. И никакой ответственности у них нет. А я за свои деньги, при минимальной помощи от государства, в свое время, выходной – не выходной, выращиваю качественную продукцию, плачу налоги, чтобы министру было из чего немаленькую зарплату платить, перед законом за все отвечаю, и я виноват по несоответствующим реальности документам!

После того, как со мной вот так поступили, уничтожено хозяйство, которое я создавал 4 года, я сказал и.о. министра сельского хозяйства Алехиной, что я буду тогда сворачивать фермерскую деятельность. Ответ меня поразил: даже не думай, если КФХ будет официально ликвидировано – придется возвращать ту единственную поддержку от государства, что я получил за 4 года – 1,5 миллиона рублей. То есть, будет суд, если я закрою КФХ, и я еще останусь должен государству.

Я очень хочу, чтобы прокуратура Магаданской области провела проверку этой истории и дала свою оценку действиям и бездействию всех задействованных должностных лиц. Документы я подготовил и в ближайшие дни направлю в прокуратуру.