Олег Дудник: специально для главы Сусуманского района “Карибу” скоро запустит свое радио в Сусумане. Уверен, его взбодрят наши мелодии

1825

Говорит Магадан, 15 сентября 2022 г. Публикуем очередной “Честный разговор”, прошедший на радиоволне 104,2 FM “Радио Карибу Арт” в прошедшую пятницу. Гостем авторской программы нашего главного редактора Татьяны Брайс был общественный деятель, аналитик, кандидат социологических наук, руководитель медиахолдинга “Карибу” Олег Дудник.   

 – Интересующие всех вопросы и максимально развернутые ответы. «Честный разговор» на радио «Карибу Арт». Меня зовут Татьяна Брайс, и это будет «Честный разговор». Сегодня у нас в гостях профессиональный социолог, аналитик, общественный активист Магадана и руководитель медиахолдинга «Карибу» Олег Дудник. Добрый день, Олег Владимирович.

 – Добрый день.

 – Сегодня всё-таки, скорее всего, все наши разговоры, я так думаю, будут крутиться вокруг журналистики. Почему? Потому, что 8 сентября мы отметили Международный день журналистов, об этом немного попозже. В последнее время интернет-газета “Говорит Магадан” и телеканал “Карибу” выпустили много материалов о ситуации в Сусумане. Кстати говоря, мы в нашем радиоэфире говорили даже об этом – про огромное количество бездомных собак в Сусумане.  В Сусумане до сих пор нет приюта для собак. прошедшей зимой значительная часть сусуманцев мерзла в своих квартирах из-за холодных батарей, у многих отсутствовала качественная питьева вода. Полная деградация системы ЖКХ, протекающие магистрали тепловодоснабжения, ужасное состояние дорог, постоянно жители Сусумана жаловались на пыль с Колымской трассы, ну, естественно, летом. На огромное количество брошенного автохлама: во дворах его много, и многое другое. Конечно, те, кто время от времени ездит в Сусуман, или у кого там есть родственники, друзья, те, наверное, в курсе всей этой ситуации. В общем, целая серия таких публикаций вышла у нас в том числе в интернет-газете «Говорит Магадан». Наши сьемочные группы несколько раз ездили в Сусуман и делали немало репортажей как о проблемах, так и о положительных изменениях. И вот вчера я как главный редактор узнала, что глава Сусуманского района Игорь Пряников и руководитель сусуманского МУП “ТЭС” Ирина Шелест написали на наше СМИ заявления в полицию. Как вы, Олег Владимирович, как руководитель медиахолдинга “Карибу”, это прокомментируете?

 – Действительно, с запуском вещания 1 мая этого года нашего собственного 24-часового телеканала “КАРИБУ” на 23-й кнопке у всех кабельных операторов, мы, естественным образом, расширили и охват территории, куда теперь выезжают наши съемочные группы. Начали ездить и в Сусуман. Если честно, то лично мои впечатления от Сусумана в начале мая этого года – это шок. Такое впечатление было, что там никакой власти нет. Наверное, я, может быть, отзывался бы и более спокойно, если бы наблюдал за всем этим дистанционно. Только я видел сам это всё своими глазами.

Ну, как минимум, меня удивила произошедшая ситуация с обращениями в полицию местных сусуманских чиновников. Что хочется сказать? Понятно, что Игорь Пряников там начальник. Но если сравнивать условия жизни сусуманские с Магаданом, наверное, не самым лучшим городом страны по качеству городской среды, то возникает следующая история: глава Сусуманского района должен не просто работать и помалкивать в тряпочку, а активнейшим образом и в круглосуточном режиме работать по исправлению этих всех проблем, этих ошибок и улучшать жизнь людей. Но нет, ему важнее разобраться с критикующим его СМИ. Традиционно у нас, в нашей стране, немалая часть чиновников занимает позицию – ах, это какие-то журналисты, что-то там, значит, мешают мне жить и работать. Напрямую в наш адрес, в наше СМИ угрозы физической расправы не поступали, конечно. Пока ещё, наверное. То есть первый звоночек — это, наверное, заявление в полицию, потом посмотрим? Но я знаю жителя города Сусуман, это человек, с которым мы уже давно взаимодействуем, Павлу Подпорину, такие угрозы поступали, и есть аудиофиксация этого. Эта аудиозапись есть в распоряжении редакции, где одно из должностных лиц муниципального предприятия города Сусуман, не стесняясь, грозится переломать ему ноги, если он продолжит критиковать в социальных сетях его деятельность. На самом деле это фраза, которая говорит о том, что все равно, что их хвалить или критиковать. Вообще там не критиковать нужно. То есть то состояние, в котором находится эта сфера в городе, за это там, наверное, расстреливать пора уже, то есть, как в сталинские времена. Но законы другие, времена другие, поэтому что есть, то есть. И в этом смысле вот возникает вопрос –  а кто такой Игорь Пряников, чтобы вести себя таким образом в отношении, ну, наверное, по сути единственного независимого СМИ области, которое дает голос людям, даёт возможность им озвучивать их негодование, их проблемы и их оценки деятельности местной власти? Я уж не говорю о том, что суть претензий заключается, как мы понимаем и как нам кажется, именно пока что с формальной стороны, что не конкретизировано ещё и не доведено до нас официальным образом, как раз к сатирическому фрагменту одного из наших материалов. Ну, я бы хотел сказать и нашим радиослушателям, и для Игоря Николаевича тоже такой небольшой ликбез провести, что сатира в журналистике, особенно в политической журналистике, в общественно-значимых темах – это прием, который столетиями используется в средствах массовой информации всего мира. И сатирический приём, который был использован в этом материале, это ещё достаточно мягкая и в общем-то дружеская улыбка той ситуации, которая на самом деле была абсолютно неприемлемой. То есть вот эти угрозы нанести вред, покалечить человека, высказанные и, так сказать, зафиксированные, слава Богу, на аудио, в отношении жителя Сусумана, насчет работы муниципальных коммунальщиков – ну, это реально беспредел. Я предполагаю, что, если бы это прозвучало в наш адрес, в адрес кого-то из наших журналистов, съёмочной группы – давно бы уже было возбуждено дело, потому что мы таким вещам спуска бы не дали, это называется воспрепятствование законной деятельности журналистов. А если чиновник считает, что он может вот таким образом улучшить свои показатели в работе, заткнув рот какому-то средству массовой информации, это, мягко выражаясь, детский лепет, абсолютно не взрослая позиция. А во-вторых, ну, этого просто не случится, потому что, ещё раз говорю, мы готовы доказать и в суде, и в любых других официальных процедурах правовых, что ни в коем случае не было нарушено законодательство, а средством массовой информации были лишь изложены факты плюс сатирический образ, который является абсолютно естественным элементом работы журналистов.

– Да, Олег Владимирович уже сказал, дело в том, что вот этот сатирический фрагмент, на который обиделся глава Сусуманского района, действительно перед, значит, самим вот этим фрагментом в статье было написано – мы не знаем, как это происходило, нам кажется, это было вот так. Мы описываем определенные действия, и после этих действий мы опять-таки пишем: мы художники, мы так видим, мол, естественно, так не было. Ну, вот, нам показалось, что, может, это могло бы быть и так. Но глава Сусуманского района обиделся, всё-таки, повторюсь, на нас, и решил, что он привлечёт нас за клевету, наше средство массовой информации.

– Ну, я бы хотел сказать, что на обиженных воду возят – есть такая поговорка. В этом смысле я говорю – я очень удивлён тому, что Игорь Николаевич всё-таки решился на такой шаг. Я имел возможность познакомиться с ним лично этим летом, уже после этих материалов мы сделали ряд сюжетов, конечно, и позитивного характера, потому что, как и любой населённый пункт, Сусуман – это всё-таки не чёрно-белая история. Люди работают и пытаются что-то сделать, в том числе для улучшения. Мы об этих вещах тоже спокойно и четко говорим. Но – прошло почти больше двух месяцев, и эта ситуация начала развиваться в начале сентября именно таким образом. Ну что ж, мы неоднократно уже проходили такие попытки нам заткнуть рот, в том числе давление, и совершенно разные органы тоже были задействованы, в том числе федеральные, но каждый раз в судах или в других официальных инстанциях мы доказывали, что мы работаем профессионально. Мы информируем, мы создаём информационную картину и не нарушаем законодательство.

– Прервёмся на небольшой блок рекламы, потом обязательно вернёмся. У нас в гостях сегодня в «Честном разговоре» профессиональный социолог, аналитик, общественный активист Магадана, руководитель медиахолдинга «Карибу» Олег Дудник, ну и поднимаем наши такие журналистские темы. Ну, и, как раз таки в начале нашего эфира я говорила о том, что 8-го сентября праздновался Международный день солидарности журналистов. Мария Захарова в своем телеграм-канале написала по поводу этой даты о том, что “эта дата призвана вновь напомнить международному сообществу о необходимости совместных усилий в деле обеспечения прав на свободу слова. Исходим из Того, что надлежащее исполнение СМИ своей профессиональной деятельности является непреложным условием функционирования демократического государства, а также налаживание диалога между культурами, поддержание мира и благополучия в обществе”. Это как раз к вопросу о написании на наше СМИ очередных заявлений. Честно говоря, мне уже от таких ситуаций, даже не знаю, не горько, не обидно; мне почему-то уже смешно, потому что, как правильно Олег Владимирович в первой части нашей беседы сказал – каждый раз думаешь – да ёлки-палки! Вы чего пытаетесь добиться, ребят? Дело в том, что мы являемся чуть ли не единственным независимым СМИ на территории области, и, поэтому к нам во многих вопросах обращаются жители Магаданской области. Когда они уже в отчаянии, не знают, в какие двери стучаться, когда пройдены все инстанции, и они понимают, что им не может помочь с их частной проблемой практически никто. Никакие ведомства и, может быть, даже силовые в том числе, и тогда они уже идут к нам. Причём приходят и на телевидение, в редакцию телевизионную обращаются со своими проблемами, и обращаются в редакцию интернет-газеты «Говорит Магадан». И поэтому вот сегодня затрагиваем этот вопрос. Международный день солидарности журналистов – я имею в виду, постфактум уже говорим об этом, потому что очень многие вопросы жители Магадана и области как раз-таки решают с нашей помощью. И если каким-то образом пытаются приостановить нашу деятельность всевозможными заявлениями на нас и так далее, получается, что некие люди, которые, значит, подают на нас заявление, сейчас их так назовем… 

– Чиновники.

– В том числе. Не хотелось мне, конечно, говорить «чиновники», но ладно… Пытаются, получается, воспрепятствовать тому, что люди будут получать ту помощь, за которой они к нам приходят. То есть некоторые чиновники считают, что мы должны, как и все остальные средства массовой информации, рассказывать о том, как мы семимильными шагами бороздим просторы, значит, космоса и так далее, и тому подобное. Насколько у нас всё хорошо и насколько все счастливы. Завтра утром мы проснёмся, и вокруг нас будет город-сад и вокруг будут пальмы, и на нас будут падать бананы, кокосы – ведь это не так.

— Это не так, действительно. Ещё раз подчеркну, чтобы было понятно нашим слушателям: не просто кто-то из жителей оказался действительно задет каким-то материалом – мы писали о проблемах города Сусуман, мы писали о проблемах его жителей. И заявления на нас, на наше СМИ, написал глава района. Но не только он написал заявление – ещё и Ирина Шелест, это руководитель муниципального унитарного предприятия «Теплоэнерго». Это очень интересный момент, я его коротко расскажу. Просто посвящу, потому что, наверное, не все радиослушатели читали эти посты в «Говорит Магадан». Суть претензий Игоря Пряникова заключается в том, что  якобы в нашем материале была размещена недостоверная информация, причём имеется в виду именно вот этот сатирический фрагмент из нескольких абзацев, который был предварительно, так сказать, обозначен четко и ясно, что это художественный вымысел, что это не имеет отношения к реальности, и после него также была отбивка, где чётко и ясно мы говорили, что это не было подано как достоверная информация. Это именно сатирический фрагмент. Он был обозначен соответствующим образом. Я думаю, здесь всё ясно и понятно. Что же не устроило в наших материалах Ирину Шелест? Насколько мне известно, она написала заявление о том, что мы раскрыли её персональные данные. Даже не заявление – жалобу. Суть в том, что была опубликована её фотография. Ну, давайте я поясню для радиослушателей, почему возник материал об Ирине Шелест на «Говорит Магадан», и почему же там была опубликована её фотография из социальной сети? Ну, потому, что Ирина Шелест – это человек, который занимает руководящий пост в муниципальном унитарном предприятии ТЭС, которое занимается обслуживанием Сусумана в сфере ЖКХ, и в посёлке Холодный.  Оно создано было в прошлом году муниципальными властями, то есть, по сути, не могло обойтись создание предприятия без так или иначе главы района. И в одной из социальных сетей, в группе Whatsapp, которая была специализирована по проблемам ЖКХ, Ирина Шелест в ответ на многочисленную критику со стороны жителей Сусумана о том, что и воды нет, и батареи холодные, и ремонты не ведутся, и так далее – состояние ЖКХ не удовлетворяет, услуга не оказывается должным образом. При этом начисления происходит, то есть люди вынуждены платить, их обязывают платить за то, что они не получают в полном объёме. Причём, отметим, Сусуман – это не Магадан, там минус 50 зимой, то есть в многоэтажке, если нет тепла, ну, что вы будете делать? Дровами топить в пятиэтажном доме? Ну, это же нереально. Соответственно, это очень большая проблема для жителей. И вот эти постоянные высказывания, претензии со стороны жителей, видимо, выбесили вконец Ирину Шелест, и она запостила картинку, которую мы заскринили и, соответственно, опубликовали, в которой она, значит, послала всех недовольных чем-либо на три буквы.

— Это однозначно, причём там даже никак по-другому нельзя понять! То есть, знаете, там это однозначно, не так, что можно сказать: да нет, это вы просто не так поняли. Нет!

– Четко и ясно, как говорится, для «тупых» потребителей, которые не понимают, за что они платят в холодные сусуманские зимы. Конечно, такой пост нас заинтересовал потому, что кто-то посылает людей вот так, матерными словами, по известному направлению, и выяснилось, что это руководитель муниципального унитарного предприятия, которое вообще-то ответственно за предоставление качественных коммунальных услуг! Именно оно должно было их предоставлять в полном объёме. Но руководитель позволяет себе вот так общаться с потребителями, которые, опять же, покупают его услуги, то есть это не бесплатное оказание волонтёрской помощи. Нравится, не нравится – спи, моя красавица. Нет, это та услуга, которая фактически монопольно навязывается за деньги. То есть мы, как журналисты, безусловно, проявляем общественный интерес к таким вещам, и это возбудило и вызвало широкое негодование там, в Сусумане. По этой причине мы просто погуглили, нашли социальную сеть этого руководителя, и оттуда взяли фотографию, абсолютно в соответствии с законом. Здесь невозможно будет сказать, что мы что-то сделали и вошли в какую-то частную жизнь. Чтобы мы не входили в частную жизнь, надо, чтобы такие горе-руководители следили за тем, что они говорят в публичной сфере. Иначе возникает вопрос – а вообще кто эти люди? Откуда она взялась? Вот у нас возник вопрос, а где она раньше работала? Оказывается, Ирина Шелест раньше возглавляла собрание представителей Сусуманского района. Вы представляете? У меня возникает вопрос, ну, например, как у наблюдателя или просто читателя – а что, с избирателями своими она тоже так перед выборами общается? То есть – я вот буду делать то, а вот этого делать не буду – в своей предвыборной программе. А кому что-то – не нравится, идите на три буквы. А может быть, она ещё и в какой-то партии власти состоит? У меня возникает вопрос – единственное, что умеют такие люди делать, это дискредитировать власть своим поведением, непозволительным, неприемлемым. Соответственно, конечно, хотелось бы ожидать какой-то реакции внятной со стороны вышестоящих органов управления, областной администрации. Потому, что если идёт такое молчание длительное, ну, например, и отсутствие какой-то реакции, то возникает вопрос – а что, наверное, так нормально? Ну, то есть это как бы нормальный стиль, так давайте распространим этот хороший опыт, давайте его будем тиражировать, не знаю. Я просто удивляюсь, потому что здесь – угрозы переломать ноги, там – послания на три буквы, все от чиновников, которые в муниципальном предприятии работают, монополисты. Ну, я не знаю, это зашквар, на мой взгляд. Поэтому, конечно, Международный день солидарности журналистов так совпал – он позавчера был по дате – с этой возникшей темой. Это очень важно. Мы единственные, кто выполняет эту важную функцию и хоть как-то стопорит этих вот нечующих берегов товарищей, потому что мы об этом говорим публично. Конечно, это им становится неудобно, им становится не по себе, как-то неуютно. Им это не нравится! Вспоминаю такую фразу из известной песни Юрия Шевчука, ДДТ: «Эй, начальник, ты нас слышишь?». Мы – голос гражданского общества, и с нами не надо так разговаривать, и не надо так себя вести с людьми. И пока мы существуем, пока наше СМИ существует, мы будем давать возможность людям высказывать свои оценки.

– Ну, вот и каким образом, хотелось бы узнать, как раз-таки в условиях всей этой агрессивной внешней среды планируем выживать-то, Олег Владимирович?

– Выживать будем так, как мы и до этого делали, то есть, выполняя свои профессиональные журналистские обязанности, функции. Но вот, в частности, просто хочется поделиться такой новостью – вот видите, всё-таки, жизнь, она, видимо, подталкивается высшими силами в нужном направлении. Вот чтобы в Сусуманском районе Игорю Николаевичу веселее жилось, мы отлицензировали там свое радиовещание, нашей радиостанции «Карибу Арт». Так что в ближайшей перспективе мы начнем вещать и в городе Сусумане. Надеюсь, мы станем любимой радиостанцией Игоря Николаевича, так как мы будем рассказывать о Сусумане специально чаще, чтобы он и Ирина Шелест были в курсе, что ли, происходящего, что о них думают люди, где они должны сосредоточить свои усилия профессиональные, потому что на них лежит гораздо большая ответственность.

– Ну, и как раз-таки внешняя среда действительно, конечно, стала очень агрессивной в сегодняшней независимой журналистике. Телеканал «Карибу» с начала года ведёт ещё одну историю про девочку, которая занимается художественной гимнастикой. Дело в том, что ей, этой девочке был со стороны тренера нанесен среднего уровня тяжести вред здоровью, и дело в том, что эта приезжая молодая девушка (про тренера сейчас идёт речь) называет себя фитнес-тренером. И дело в том, что вся эта ситуация вокруг вот этой девчушки, занимающейся художественной гимнастикой, которая пришла к этому, по-другому не могу сказать, горе-тренеру, уже пошла по какому-то очень странному сценарию, потому что на маму этой девочки сама этот фитнес-тренер подала в суд. То есть по-другому уже скажу: фитнес-тренер нанесла ущерб здоровью среднего уровня тяжести ребёнку, и сама же на маму этого ребёнка подала в суд. Как это происходит?

– Ну, вы знаете, вот я ещё раз говорю, что, когда есть нездоровые тенденции в обществе, и, соответственно, их улавливают, ну, некоторые отдельные члены этого общества, и считают, что эти модели поведения будут нормальными, поэтому начинают вести себя вот таким неадекватным образом. Действительно, для радиослушателей простую логическую цепочку событий я ещё раз напомню. Сначала родители отдали в «Территорию спорта» – это у нас известное такое учреждение, к нему как бы никаких вопросов-то и нет, просто у родителей, у обычных людей не возникает вопросов, что там может работать человек, который будет опасен для их ребёнка. То есть предполагается, что мы, приходя в бассейн, например, не встретим человека, который нас будет топить, или делать плохое нашим детям. На первых занятиях – точно не помню, было ли это единственное занятие, или несколько – девочка получила вред своему здоровью. Кстати говоря, почему мы говорим о вреде средней тяжести? Потому, что это зафиксировано судебно-медицинской экспертизой, то есть это официальная информация, подтверждённая уполномоченным на то органом. И в данном случае, естественно, мама обратилась в редакцию телеканала «Карибу», и наши журналисты сняли материал о том, что вот такая история случилась. Вот смотрите, вот такое может быть. Это не понравилось очередному “Игорю Николаевичу”. Ну, здесь, в частности, фитнес-тренеру не понравилось, и она подала в суд на маму потерпевшей девочки. Я не знаю, как можно охарактеризовать систему и ситуацию общества, в котором мы, получается, оказываемся, если такие истории становятся, ну, не из ряда вон выходящими, то есть становятся обычными. Наверное, что-то неправильно в этом королевстве, то есть надо с этим что-то делать. Поэтому, конечно, это история нас будет интересовать, интересует и мы ждём окончания судебного разбирательства. Суд принял этот иск, и идут судебные заседания. По крайней мере, в этом году, надеюсь, что суд всё-таки примет какое-то решение, и, соответственно, это будет справедливое решение. Но в данном случае вот ещё одна история есть. Я хочу её напомнить тоже нашим радиослушателям, потому, что, по-моему, мы об этом тоже как-то говорили уже. Ну, в частности, вот СМИ «Говорит Магадан» об этом писало – в Сусумане, в легендарном Сусумане, весной этого года или в начале лета маленькую девочку ошпарили в подведомственном Игорю Пряникову детском саду. Нянечка. Ребенок получил очень серьёзные ожоги ступней и ног. Девочка провалялась больнице, ну, в общем, вы понимаете, какие чувства испытывала семья. Куда обратились родители за тем, чтобы эту историю предать какой-то огласке? Не в какое-то другое СМИ, а обратились в медиахолдинг «Карибу», потому что они уже знали и надеялись, что журналисты нашего медиахолдинга скажут правду, скажут её так, как это случилось, не в урезанном формате, не стесняясь и не потупливая взгляд, а прямо в глаза. И это правда даст толчок всё-таки какому-то расследованию этого инцидента и предприятию мер, чтобы в дальнейшем он не повторялся. Потому, что в эту группу ходят много других детей, и, на тот момент, нянечка не была отстранена от работы, там по-прежнему продолжали все работать. И, поэтому, мама, уже в отчаянии, тогда обратилась к нам, чтобы мы осветили всю эту ситуацию, предоставила фотографии на тот момент. Я сейчас не владею информацией, сразу подчеркну, на сегодняшний момент, но на конец июля, по крайней мере, до сих пор дело не было возбуждено. Там, кстати, тоже, по-моему, средний вред по тяжести был нанесён, то есть квалифицирован, по-моему. Мы говорим об этих историях, но почему-то никто, кроме нас особо не говорит? Обращаются люди именно в «Карибу», но в этом смысле я ещё раз говорю, что если допустить, что всё-таки нам рот смогут заткнуть “игори николаевичи” и “ирины шелесты”, и такие же другие, то куда пойдут люди? Кто будет говорить об этих проблемах? В нашем маленьком регионе осталось всего три телерадиокомпании. И мы – одна из трёх, и если, не дай бог, зло восторжествует, и нам всё-таки, ещё раз подчеркну, смогут заткнуть рот – большинству жителей просто невозможно станет даже в колокол где-то бить, потому что не будет этого колокола. Со своей стороны мы, конечно, понимаем важность вот этой своей социальной функции, и обещаем, что приложим все усилия к тому, чтобы мы сохранили работоспособность, чтобы мы продолжили говорить о тех важнейших проблемах, о которых не говорят другие СМИ. Будем в меру своих сил, как говорится в известном фильме, бороться со злом. А сил у нас немеряно!

– Прервёмся на небольшой рекламный блок, обязательно вернёмся. В гостях у нас сегодня руководитель медиахолдинга «Карибу» Олег Дудник. Ну, и ещё одна тема, уже не касающаяся, наверное, журналистики, но все же. Олег Владимирович вернулся совсем на днях у нас с отдыха, и как раз-таки поделился уже своими наблюдениями о туристической сфере нашего Черноморского побережья. В общем, на прошедшем ВЭФе во Владивостоке теме развития туризма Президент уделял очень большое внимание. И некоторые моменты из опыта вашей поездки показались интересными для широкой общественности, потому что не все, к сожалению, увы и ах, имеют возможности, значит, съездить и посмотреть своими глазами. Но, так вот, какие впечатления, расскажите, нам привезли из поездки по Черноморскому побережью? Какие выводы можно сделать?

– Ну, на самом деле у нас теперь ехать-то, кроме Черноморского побережья, особо некуда. Вариантов не сильно много. Такая ситуация складывается в мире, скажем так. Что я хочу сказать – во второй половине августа у меня прошёл отдых в формате, ну, как бы такого автопробега. То есть мы взяли в аренду машину и от Сочи решили поехать в Крым. Старшая дочь у меня учится в Севастополе, и, соответственно, хотели доехать туда. Так сложилось, что в эти даты как раз пошли эти украинские провокации, атаки на полуостров уже именно физически. И мы столкнулись с тем, что пока едешь от Сочи по черноморскому Краснодарскому краю – в частности, какая-то очередная ночёвка застала нас в Лазаревском, и наутро мы решили пойти искупаться. И так, в общем, пытались делать на каждом месте: менять пляжи и заодно осмотреть все побережье для того, чтобы сравнить. Так вот, в Лазаревском люди купались стоя. На одном из пляжей дойти до кромки воды, чтобы, например, просто зайти в воду – на самом деле это отдельный квест, потому что невозможно туда пройти, не наступив на что-то, на чьи-то вещи, на кого-то. Нужно немножко поработать локтями, кого-то ты касаешься, трёшься и так далее. В этом смысле такая ситуация на всём побережье до севера, ближе уже к Крымскому полуострову. Но, например, в той же Тамани – это один из последних населенных пунктов до Крымского моста – там уже людей на берегу, на пляже практически нет. И когда мы ехали по направлению к Крыму, то, чем ближе был Крымский мост, тем трафик в нашу сторону становился всё меньше, меньше, меньше. Мы потом ехали и были практически одни на двух полосах; хорошая дорога, отличная, федеральная трасса. При этом навстречу люди стояли в немыслимых пробках, то есть с Крыма люди уезжали, ну, понятно, в том числе после информации об осложнении ситуации. Она, конечно, людей, наверное, и сорвала с отдыха в Крыму. Но, когда мы приехали в Крым и дальше до Феодосии, и в ряде других городов – до Севастополя – я сделал вывод, что, на самом деле, наверное, я бы выбрал отдых в Крыму. Потому, что туристов практически нет, на это могут быть разные объяснения или трактовки. Часть отельеров, например, крымских, говорят, что сезон неудачно прошёл в силу этих внешних причин и обстоятельств. Но для туристов, мне кажется, это просто райская ситуация в сравнении с тем, что происходит на Краснодарском черноморском побережье. При этом эти инциденты с беспилотниками – мы один раз были свидетелями работы ПВО: хлопки. Наутро в Севастополе все магазины работали спокойно. Все учреждения были открыты, общественный транспорт ходит, люди довольные, счастливые, под тридцатиградусным солнцем. И жители, и туристы себя прекрасно чувствовали, и никакой вот этой атмосферы какого-то напряга или каких-то там специальных действий не было. Ну, проедут 1–2  КАМАЗа с тентом – извините, они ездили там всегда, это наша территория, там много военных баз. Ну пролетят самолеты – там они летают с 2014 года регулярно. Сама атмосфера никакая не напряжённая, а людей нет, и цены, соответственно, гораздо ниже. Помимо этого, мне не понравилось в Краснодарском крае в момент автопробега количество людей – как сельди в бочке. Да, это ещё и цены соответственные. Мы каждый раз ночевали в новом населённом пункте, двигаясь по своему маршруту в Крым, и меньше трёх с половиной тысяч самый примитивный и дешевый гостевой дом, даже не хостел – гостевой дом – найти невозможно. Более того, остановиться было очень сложно на одну ночь – это не выгодно для отеля. Очень большая проблема была вообще переночевать в нормальных условиях, я уже молчу про то, во что превратились многие районы наших приморских городов в Краснодарском крае. По большей части это хаотичная застройка этими нелепыми частными гостевыми домами, то есть там каждый житель, кто каким-то образом получил свои 20 квадратных метров, считает необходимым на этих 20-ти квадратных метрах построить трёхэтажный гостевой дом без удобств, какие-то удобства примитивные, на этаже или на улице, ну, трэш на самом деле. И вот наблюдение, которое в ходе этого автопробега появилось – это, конечно, то, что упущено время, наверное, на лет 10, а может быть и 20 последних лет, когда туризмом в Краснодарском крае, особенно на Черноморском побережье, системно, наверное, никто не занимался. То, о чем говорил Президент на ВЭФе, прозвучало фактически впервые, что должна строиться сначала и определяться инфраструктура курорта как такового. Курорта – имеется в виду не отель какой-то один или гостевой дом, а именно зона, которая предоставляет рекреационные возможности, потенциал побережьям и так далее. И потом уже готовые лоты, которые предусматривают, что здесь должно быть кафе, и оно там должно быть, а не должно быть 20 000 гостевых домов и столовка где-то там за три километра. Очень похоже стала эта вся застройка на Юго-Восточную Азию, когда мы так, немножко с улыбкой вспоминаем Таиланд и тому подобное, когда там, давно, действительно был хаос. Но Крымский мост переезжаешь – совсем другая история. Вот там как-то чувствуется интеллигентность и системность в этом подходе для развития туристического направления как такового. В этом смысле, я бы голосовал лично за отдых в Крыму, потому что уровень безопасности на самом деле обеспечен. Мы на личном опыте его посмотрели, почувствовали; угроз серьезных никаких для себя не ощутили, а уровень цен, уровень комфорта, уровень инфраструктуры, количество туристов очень выгодно отличается от того, что можно наблюдать сейчас на вот этом пятачке Краснодарского края, куда приехали несколько миллионов человек. Говорят же: Москва не резиновая. Так вот, Краснодарское побережье тоже не резиновое. Если туда набить несколько миллионов человек, это будет не отдых, не отпуск для каждого из них, а просто беда какая-то.

– Ну, вот сегодня вот так прошла наша беседа. Я с вами прощаюсь. Спасибо, Олег Владимирович, спасибо и всем нашим радиослушателям тоже. Ну, ещё услышимся. Всем пока!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.