Олег Дудник: пора говорить правду

1625

Говорит Магадан, 1 июня 2023 г. Мы продолжаем знакомить наших читателей с наиболее интересными радиопрограммами “Честный разговор” на 104,2 FM радио “Карибу Арт”. Ниже – интервью нашего главного редактора Татьяны Брайс с общественным активистом, руководителем медиахолдинга “Карибу”, кандидатом социологических наук, доцентом Олегом Владимировичем Дудником. Эфир состоялся 26 мая 2023 г.

– Друзья, это «Честный разговор», именно пятница, именно 11:00. Сегодня у нас в гостях профессиональный социолог, аналитик, общественный активист города Магадана и руководитель медиахолдинга «Карибу» Олег Дудник. Тем для обсуждения у нас с Олегом Владимировичем всегда находится очень много, предостаточно их, и вот некоторые из них мы обсуждаем на наших прямых эфирах. Добрый день, Олег Владимирович.

– Здравствуйте.

– Давайте начнем с того, что на днях губернатор Сергей Константинович Носов посетил несколько районных центров Колымы и, в частности, наш любимый Сусуман, в который мы время от времени приезжаем для того, чтобы осветить насущные проблемы жителей. И вчера наш телеканал выпустил сюжет о разносе сусуманских чиновников Сергеем Носовым, о том, как наш губернатор их «пожурил», скажем так. Но дело в том, что стиль руководства губернатора Колымы – «викингов, которые любят мухоморы» и так далее мы уже пять лет знаем. И на днях будет ровно 5 лет с того момента, как Сергея Константиновича назначили врио губернатора Магаданской области. В дальнейшем магаданцы и выбрали его главой территории. Как вы считаете, Олег Владимирович, почему до сих пор возникает такая необходимость первому лицу устраивать разносы своим подчинённым?

– Ну, прежде всего, наверное, начнём с того, что, действительно, 28 мая будет ровно 5 лет, как был назначен врио губернатора Сергей Константинович Носов. Это первый полный губернаторский срок, который он отработал на нашей территории. И да, прекрасно помню, в тот момент я работал в мэрии в управлении информационной политики, как раз на одном из первых заседаний правительства, где были «мухоморы», где были «викинги» и так далее – воспринималось тогда это как что-то просто сверхъестественное, потому, что очень контрастировало со стилем работы, со стилем управления предыдущих наших руководителей, первых лиц региона. Наверное, нужно сказать, почему необходим иногда такой приём управленческий – ну, потому, что есть такая русская традиция – пока гром не грянет, мужик не перекрестится. И это, наверное, какая-то, в том числе одна из национальных черт нашей страны. Потому, что вне зависимости от того, постсоветский это период, советский период, царский период – этой поговорке очень много лет, и, так или иначе, примеров хватает. Но, если говорить о сегодняшнем дне, то, наверное, всё-таки есть ощущение у руководителя, у губернатора, что мы подходим к какой-то черте, когда дальше по-прежнему в спокойном режиме смотреть на это и допускать вероятность каких-то просчётов и ошибок  уже просто невозможно. Особенно это касается, ну, скажем так, последних полутора лет, когда страна живёт в особом режиме, когда идёт СВО. Идёт мобилизация – я имею в виду не только мобилизацию мужчин на военную службу, а вообще мобилизацию страны, мобилизацию жизни, то есть перестройка идёт на другие рельсы, скажем так. Поэтому, в этих условиях, сохранение некоторыми руководителями на местах прежнего размеренного, спокойного отношения больше не релевантно. «Не сделали в этом году? Ну ладно, что тут такого, сделаем в следующем. Может быть, сделаем…» Наступает следующий год. Уже стоят другие задачи, уже всё и забылось. То, что с этим можно было считаться или принимать это в какой-то степени раньше – сейчас неприемлемо. На самом деле я знаю ситуацию в Сусумане. Ну, достаточно неплохо знаю, скажем так, конечно, не на 100%, но мы туда действительно ездили и прошлым летом, и у нас там есть уже наши народные корреспонденты – давно работают и постоянно с нами на связи. Я, вообще, честно говоря, долго ждал, что вот такая реакция от первого лица – именно из первых уст – произойдёт. Там очень много проблем. Эти проблемы, конечно, возникли не вчера, но какой-то прыти в их решении раньше местная власть не показывала, не демонстрировала.

– Наше издание – интернет-газета «Говорит Магадан» недавно как раз-таки опубликовала материал о том, что МУП “ТЭС” местная находится в таком, предбанкротном состоянии, причём, сколько ей – год всего?

– Два года.

– В прошлом году у нас тоже выходило на «Говорит Магадан» много материалов по этой коммунальной драме в Сусумане, и телеканал «Карибу» туда ездил. Вы, в частности, туда приезжаете для того, чтобы своими глазами увидеть, что там происходит. Каково Ваше мнение – это МУП “ТЭС”, 2 года назад созданная “с нуля”, коммунальное предприятие – как за 2 года оно могло прийти к банкротству? В конечном итоге чем все это грозит Сусуману?

– Начну с того, что это действительно вызвало удивление. Как предприятие, созданное, во-первых, муниципалитетом – то есть это не частная структура – всего лишь 2 года назад, соответственно, не обременённая какими-то старыми долгами, стартовало, и за 2 года достигло предбанкротного состояния? Почему оно находится сейчас в предбанкротном состоянии, я радиослушателям поясню: Федеральная налоговая служба официально подала иск, исковое заявление о признании предприятия банкротом, и суд это дело принял. Значит, соответственно, идёт стадия, скажем так, разбирательства. Не факт, конечно, что суд признает банкротство, но тем не менее это уже серьёзно. Когда налоговая подаёт в суд, как правило это значит, что исчерпаны все предыдущие, наверное, механизмы влияния. Ну, прежде всего, конечно, нужно отметить, что простых там ситуаций не было и нет, как и, наверное, в любом регионе или в любом муниципалитете в сфере коммунального хозяйства. Но при этом нужно отметить, что это и результат менеджмента. Стиль управления был колоритен и характерен – по публикациям «Говорит Магадан» можно проследить развитие ситуации. Заместитель руководителя, который хотел «переломать ноги», угрожал, значит, недовольным жителям Сусумана (у нас есть соответствующие подтверждения в виде аудиозаписи этих разговоров), приезжал домой к местному активисту с группой, ну, скажем так, “единомышленников”, а может быть, «братков», я не знаю, кто эти люди были, и он пытался запугивать тех, кто критиковал в соцсетях работу МУП “ТЭС”. Тех, кто не предпринимал больше ничего, просто выражал своё недовольство. Ну а недовольство там было за что выражать. Из-за чего вода цвета коричневой такой лужи, как на улице? Которая течёт с кранов в многоквартирных домах – её даже не то, что для питья, ее для технических нужд даже не используешь. Люди писали, что коричневая, вот, вода в ванне, и до сих пор в группу «Говорит Сусуман» присылают эти фотографии. То есть ничего, собственно, не меняется. Зимой люди замерзали в многоквартирных домах в Сусумане – там минус 50 градусов, это стандартная зимняя температура. Люди выживают, детей кутают в 5 одеял, включаются все калориферы в доме электрические. Да, это, конечно, ненормальная ситуация.

Вспомнить Анну Ивановну Корженко – сотрудницу, по-моему, мастера участка МУП “ТЭС”, которая посылала жителей Сусумана и Холодного на 3 буквы и в соцсетях, и в аудио. Вспомнить руководителя, которая эти 2 года возглавляла предприятие – Ирина Шелест, судимая за мошенничество по 159 статье УК РФ. Она занимала руководящий пост и в предыдущем коммунальном предприятии, которое муниципалитет, скажем так, просто выкинул с этого рынка, не продлив с ним договор аренды и создав в 2021 году вот это МУП “ТЭС”. Вот эти все факторы, конечно, являются основанием для того, чтобы понимать, что любое предприятие можно убить очень быстро – было бы желание. Кто понесёт за это ответственность? Ну, я надеюсь, что это судебное разбирательство, если вдруг суд придёт к необходимости принятия решения о банкротстве, соответственно, приведет к тому, что суд должен будет заинтересоваться этим, как и следственный комитет и ряд других правоохранительных органов. Потому что у каждой проблемы есть фамилия, имя и отчество. Все это прекрасно можно проследить даже по публикациям СМИ. Ну, в частности – телеканал «Карибу», «Говорит Магадан» – даже эти хотя бы два издания. Я не говорю об остальных – все всё прекрасно знают, поэтому, в том числе, и необходимы такие разносы. Потому, что когда эта информация становится очевидной и доступной для первого лица – какая реакция должна быть? Это ещё мягкая реакция. То есть тут многие моменты нужно учитывать. Я думаю, что там поле непаханое для правоохранителей.

– Ну хорошо: найдут виновных, объявят о банкротстве жителям Сусумана. Из-за того, что закроется предприятие, которое занимается электроэнергией и теплоснабжением города…

– Я думаю, что непосредственно функционал, который связан с обеспечением жизнедеятельности людей, конечно, никто и никакая власть – ни региональная, ни тем более федеральная, не остановит, не позволит допустить, чтобы этот процесс остановился. То есть, в зимний сезон 2023–2024 года, Сусуман, конечно, войдёт с функционирующей системой, будут найдены решения. Опять же, начнём с того, что, во-первых, суд пока ещё это решение не принял, и примет он или нет, это еще неизвестно. Суд — это суд. Но даже в признании банкротом всё равно будут существовать и существует ряд вариантов выхода из ситуации, как, например, создание нового предприятия с привлечением частных структур, или, например, передача в концессию, и так далее. То есть механизмы есть. Это тревожная история, она никем не может восприниматься спокойно, но говорить, что из-за этого наступит катастрофа – тоже нельзя.

– Кстати, сюжет, о котором говорил Олег Владимирович в начале нашей беседы – сюжет этот новостной о поездке нашего губернатора в Сусуман, в частности, по крайней мере, сюжет про Сусуман, потому что глава региона как раз сейчас с объездом находится в Магаданской области, ездит по посёлкам, смотрит – как, что, зачем, почему, как живут колымчане. Так вот, этот сюжет выйдет сегодня в нашем выпуске новостей на телеканале «Карибу» – это 23-я кнопка у любого кабельного оператора ТВ, то есть вы просто включаете 23 кнопку в 19:00 и смотрите наши новости. Если вы хотите посмотреть сюжет полностью, вы можете прямо сейчас зайти на наш YouTube канал «Карибу Арт» – сюжет называется «Железная хватка Носова», и, если вам хочется посмотреть, что творится в Сусумане и как на это реагирует наш губернатор, советую – Youtube канал, сюжет «Железная хватка Носова».

 – Ещё одна тема, которую хотелось бы сегодня обсудить – неделей ранее в редакцию нашего телеканала обратились родственники бойца, который погиб в зоне СВО – он боец ЧВК Вагнер, наш земляк, Анатолий. Так вот, небезызвестный сайт «Весьма» разместил очередной “шедевр”, в котором пытался как-то дискредитировать магаданца, и не только его одного. Там был этот материал про нескольких магаданцев, погибших в зоне СВО. В общем, главный посыл «Весьма» в этом материале, что вот эти парни, про которых идет речь в опубликованной заметке – даже не знаю, как это ещё назвать – что никакие они не герои, эти парни. И это очень важная тема сегодня, причём она важна не только в рамках Магадана, но и, наверное, вообще на общероссийском уровне. Как к этому относиться? То есть посыл «Весьма» был такой, что из-за того, что они служили бойцами в ЧВК «Вагнера», то вроде как они и не герои, потому что есть за их плечами какие-то не очень верные поступки, не очень хорошие.

– Там был конкретно факт о судимости указан, и в связи с этим авторы этого пасквиля очередного, который не первый, на самом деле на страницах «Весьма» размещается, в том числе в отношении бойцов СВО…

– Мне всё время нравится – естественно, «нравится» в кавычках – почему я должна об этом говорить, что это сарказм? Когда речь о спецоперации – всегда у «Весьма» СВО берётся тоже в кавычки. Если я сейчас говорю – в кавычках, обозначая сарказм, то у них это тоже, наверное, сарказм?

– Так вот, основной аргумент  по отношению к нашему земляку, родственники которого обратились к нам в «Карибу» с просьбой постараться отстоять публично имя героя, который погиб – ещё раз подчеркну – в зоне СВО, был награждён рядом наград ЧВК «Вагнер». Я хочу сказать здесь и подчеркнуть для некоторых радиослушателей, кто не в курсе, что заслужить награду ЧВК «Вагнер» зачастую сложнее, чем получить государственную. Это структура, которая является, вообще говоря, особым подразделением и демонстрирует свою эффективность на порядок выше, чем некоторые наши армейские подразделения. Это доказывает Попасная, это доказывает Соледар, это доказывает Бахмут -то есть наш Артемовск, которые были освобождены совершенно недавно. Так вот, посыл «Весьма» заключается в том, что, если у человека была судимость, значит, не важно, что он добровольно пошёл на фронт, не имеет значения, что он отдал свою жизнь за страну, за её свободу и независимость, за её суверенитет. Всё равно он будет считаться вот таким человеком, о котором для авторов «Весьма», наверное, «не комильфо» говорить, скажем так. Здесь есть выражение, я бы хотел его привести – не все преступники сидят, есть ещё те, которые заседают. Вот почему-то эти моменты уходят из фокуса внимания, но самое главное, на чём нужно сосредоточить всё-таки внимание и акцент – это следующее: есть самая, наверное, в жизни важная и самая главная ситуация, когда человек формулирует свою позицию по отношению к государству, к Родине, к стране. Это когда он готов пойти на фронт, и на фронте он готов отдать свою жизнь за страну, за Россию… Нет ничего более серьёзного и ничего более значимого в жизни, чем подтверждение своей любви к Родине, готовности защитить своих близких. Ну нет другого способа, который был бы более тяжёлым как выбор. И когда люди делают этот выбор достаточно легко, то есть, в принципе, у них даже выбор этот не стоит – когда возникает ситуация, что страна в опасности, они просто говорят: ну, а кто, если не мы? Они принимают решение и уходят добровольцами. Естественно, люди, которые принимают сознательно это решение, и все мы понимаем, что на войне – как на войне, можно погибнуть, и смерть ходит рядом… И когда люди отдают свою жизнь за страну, то подобные материалы, которые пытаются что-то там расковырять в предыдущей жизни, выглядят, не просто как хамство. Это плевок. Это своего рода такой, знаете, саботаж внутри страны. Причём это делают люди, которые мимикрируют под средство массовой информации. На самом деле здесь есть еще отдельная история, но я хочу пока остановиться на этом моменте: здесь нужно понимать, что дискуссия о том, что ЧВК «Вагнер» набирали с осени прошлого года рекрутов в местах не столь отдалённых. Это мы все знаем, и тому было немало подтверждений в виде опубликованных материалов. Этих людей никто не гнал туда, на фронт, не приезжали и там в вагоны не паковали людей и никуда не отправляли. Евгений Пригожин, который является руководителем ЧВК «Вагнер», тоже награждён в том числе высшими государственными наградами Российской Федерации. Он предоставлял людям выбор, возможность пойти на фронт и принять участие в защите своих близких, своих родных, страны в целом – это на самом деле тоже выбор, и выбор непростой. Всё-таки у людей там какие-никакие, скажем так, условия гарантированы до окончания своего, так сказать, исправления. При этом – ещё раз подчеркну – если проводить параллели с Великой Отечественной войной, в нашей стране уже были так называемые штрафбаты. Они достаточно широко применялись, использовались, и ничего нового, собственно говоря, в этом формате призыва, мобилизации заключенных или людей, может быть, которые имели какие-то судимости, вообще-то нет. В этом смысле, как относилось к штрафбатовцам обычное население? Да не делило оно, на самом деле, на каких-то “таких” и “других”. Для всех это были воины, из которых многие отдали свою жизнь, погибли, и погибли геройски, обеспечив какой-то прорыв, обеспечив успех на самом трудном участке фронта. Штрафбаты никогда не использовались как второй какой-то эшелон. Это всегда были люди, которые были как смертники практически, то есть они шли в один конец и понимали, что выполняют критически важные боевые задачи. То же самое происходит сейчас, поэтому вот эта попытка со стороны Гришина и его издания «Весьма» – это на самом деле как раз попытка расшатать нашу веру в то, что люди совершили подвиг. В то, что оказывается, наверное, с точки зрения «Весьма» совершенно не так и значимо, что ты можешь отдать свою жизнь, что это вообще ни о чём. Ну, ещё раз подчеркну, что сам-то Андрей Гришин от мобилизации сбежал, причём сбежал не просто куда-то там, в другой регион. Он сбежал в Финляндию. Эта информация уже опубликована многими магаданскими телеграмм-каналами, и он находится сейчас за границей. Финляндия, кстати говоря, недавно стала членом НАТО. Он находится в стране НАТО, убежал туда. Может быть, уже перетащил туда свою семью. Ну, по крайней мере, может быть, это вопрос времени, я не владею информацией. И оттуда он постит вот такие материалы, что оказывается, наш земляк, который погиб, и «Вагнер» – какой-то не такой. Да это он – Гришин – не такой!

– Дело в том, что, судя по комментариям, дело в том, что этот сюжет, который, кстати, вы тоже можете посмотреть на нашем YouTube канале, если вам интересно, там достаточное количество просмотров, очень много комментариев всевозможных. Большинство комментариев, не знаю, 99% высказываются с осуждением «Весьма». Очень многие наши и телезрители, и наши радиослушатели, с которыми мы общаемся в наших группах в соцсетях, всегда возмущаются – почему до сих пор это средство массовой информации продолжает свою деятельность, продолжает публиковать какие-то вот такие сомнительные, иногда даже антигосударственные статьи? По-моему, это уже признанный факт, не знаю, все уже готовы признать, что «Весьма» можно записать в ряды иноагентов, но почему этого не видят люди, которым положено именно внести это «Весьма» в список иноагентов? Почему это до сих пор не делается? Не понятно. Для всех это остаётся загадкой, потому что все говорят – ребят, ну так нельзя, то, что вы делаете, то, что вы пишете, то, что вы публикуете, но это откровенная чернуха. И при этом всё это с рук сходит.

– Вот давайте представим себе ситуацию, прямо противоположную – на другой стороне фронта. В Украине сегодняшней существовало бы, могло бы существовать аналогичное «Весьма»? Но только с пророссийскими материалами? Которое говорило бы, например, что там какой-то батальон «Кракен», который запрещён и признан экстремистским в Российской Федерацией, добровольческий, это вот ребята “какие-то не такие”, знаете, они не патриоты. И вообще, они имеют какие-то негативные стороны и так далее. Долго бы просуществовало такое «Весьма» на Украине сегодня? Сомневаюсь, что, выпустив один хотя бы такой материал, оно осталось бы, и остался бы сам Гришин на свободе. Это в лучшем случае. С ним бы, наверное, может быть, какой-нибудь “несчастный случай” бы произошёл или там ещё что-нибудь в этом роде. Почему на Украине смогли выстроить такую конфигурацию информационного поля, что там это неприемлемо, там это невозможно, начиная от неприятия самими людьми и заканчивая реакцией госструктур, каких-то силовых структур и так далее? Почему у нас, на нашей стороне фронта и в тылу такие, скажем так, «весьмашные» проекты продолжают спокойно существовать?

– У Вас есть объяснение какое-то?

– Есть объяснение. На самом деле «Весьма» – это не средство массовой информации. Я хочу, чтобы наши радиослушатели прекрасно понимали, мы это тоже недавно совершенно случайно обнаружили, потому что привыкли считать, что и раньше на сайте весьма.тудэй, который всё это постит постоянно, была информация в “подвале сайта”, внизу, о том, что информационное агентство «Весьма» зарегистрировано, и номер такой-то Роскомнадзора. В последнее время – я не помню уже, когда это произошло, но вот мы недавно заметили, что это указание исчезло. Написано просто «независимый информационный портал». Ну, то бишь, по-русски – это просто сайт. Не средство массовой информации. Например, чтобы люди понимали, «Говорит Магадан» – это зарегистрированное сетевое издание, и адрес «Говорит Магадан» указан в реестре Роскомнадзора, и если бы, вдруг, кому-то пришло в голову что-то там публиковать, нарушающее закон, то Роскомнадзор моментально бы отреагировал. А сайт вроде как выпадает из правового поля регулирования. Но на самом деле мы также обнаружили недавно – в меню «контакты», которое есть на этом сайте весьма.тудэй, там прямо так указывается, что это ссылка на информационное агентство «Весьма» и тому подобное. Что значит вся эта история? Андрей Гришин вместе со своими коллегами пытаются просто мимикрировать под средство массовой информации, на самом деле таковым не являясь. То есть, людей убеждают в том, ссылаясь на вот этот ресурс, информационное агентство, что, ну, подождите, мы же СМИ! А что такое СМИ? СМИ – это проверенная информация, люди ожидают, что там идет проверка фактов – фактчекинг. Ну, то есть, фигню какую-то никто не постит. Потому что это журналисты, потому что журналист — это профессия, и тому подобное. А на самом деле это просто сайт, и к СМИ он не имеет отношения. Поэтому у многих уже сформировалось отношение соответствующее, потому что люди обожглись на предыдущих каких-то моментах, когда они выдавали какую-то новость, а оказалось, это фейк. Конечно, в нашем случае речь уже даже не о фейках. Речь идёт о разрушительной пропаганде, которая поддерживает интересы противоположной стороны в этом противостоянии. И мы же говорим, и руководство страны говорит, что сейчас война идёт, собственно, не с Украиной, а со всем коллективным Западом, с НАТО и так далее. Ну, то, что Андрей Гришин, вообще говоря, работал на радио «Свобода», которое финансируется государственным департаментом США напрямую, он получал зарплату в долларах и так далее, и, в общем-то, даже отчитывался об этом публично. Это всё в интернете тоже есть. Не удивляет как бы вот эта ангажированность. Удивляет то, что до сих пор в нашей стране часто говорят, что мы живём вот в авторитарной стране, Россия – это авторитарная страна, у нас жёсткий Президент и так далее. Слушайте, я говорю, вот эта ситуация показывает, что у нас со свободой слова в тысячу раз ситуация лучше, чем где бы то ни было на Западе или в той же Украине. Там невозможно такую ситуацию представить. Это, конечно, тоже перебор с этой так называемой «свободой слова» в отношении позиции «Весьма» и её политики. Да, я бы уже давно принял другие меры. Конечно, надо что-то делать, но я надеюсь, что в скором времени это произойдёт. Потому, что новые статьи о дискредитации армии и так далее все-таки начинают работать, и, я думаю, что результаты будут в ближайшее время. Есть один момент, который к теме «Весьма» имеет отношение. Андрей Гришин сбежал, да, он в Финляндии, у него всё хорошо. Дай бог, чтобы не кашлял, как говорится. Но, понимаете, «Весьма» продолжает выходить с материалами, касающимися и нашего региона. То есть, остались люди, наверное, среди нас, которые работают на Андрея Гришина, работают на этом «Весьма». Значит, соответственно, даже косвенно занимаются с этого сайта пропагандой. Второй момент, который очень интересен – это то, что, если зайти на сайт весьма.тудэй, то начинают всплывать разные рекламные баннеры, окошки, которые рекламируют наших магаданских предпринимателей. У меня вопрос к предпринимателям – сегодня день предпринимательства, кстати говоря, в России – можно задать вопрос нашим бизнесменам местным: а ничего не ёкает, когда вы платите деньги за размещение рекламы на «Весьма» и читаете, вот, например, такие материалы? Руководствуетесь ли вы принципом «деньги не пахнут»? Мне кажется, уже такое время пришло, когда на эти вещи общество, то есть, сами люди, должны реагировать. То есть, надо объявить бойкот, наверное, в том числе, чтобы лишить Гришина этих рекламных доходов. Для того, чтобы не было такого рупора, который льёт эту грязь на наших бойцов, на наших героев.

– Хочу напомнить о том, что ваш радиоприёмник настроен на волну радио «Карибу Арт». У нас сегодня «Честный разговор», я его ведущая Татьяна Брайс, в гостях у нас руководитель медиахолдинга «Карибу» Олег Дудник. Он и общественный активист, и профессиональный социолог. 

 Так уж получилось, что сегодня все наши три темы, которые мы обсуждаем в прямом эфире, так или иначе, касаются сюжетов, которые выпускает наша телерадиокомпания. Кстати, все сюжеты, о которых мы говорили, вы всегда можете посмотреть на нашем YouTube канале «Карибу». Некоторые сюжеты имеют своё продолжение, причём очень длительное. Вот, например, практически год мы уже следим за историей с травмированной на занятиях по гимнастике в «Территории Спорта» маленькой девочки, которую зовут Милана. Хочу напомнить радиослушателям, что как раз-таки весной прошлого года выпустили мы несколько сюжетов о фитнес-тренере, на тренировке у которой был нанесен как раз-таки вред здоровью маленькой гимнастки. После чего обиженный тренер подала в суд на маму этой девочки. Очень странная ситуация, честно говоря, мне кажется, для каждого, кто это слышит.

– Да, это сюрреализм.

– И суд в качестве соответчика привлёк ещё и наше средство массовой информации, потому что как раз-таки мама Миланы обращалась к нам в редакцию, и мы выпускали сюжеты, рассказывали, как и что, что случилось с девочкой, про тренера рассказывали, про всю эту ситуацию. И вот как раз-таки суд посчитал, что мы должны выступить соответчиком, потому что сама тренер решила, что мы “опорочили её честь, достоинство и деловую репутацию”, что мы обязаны удалить все эти сюжеты с нашего канала. Ну, в общем, много чего. Дело в том, что как раз-таки и наше СМИ, и мама девочки этот суд проиграли, как бы ни было это странно! Честно говоря, когда начинаешь об этом рассказывать, все делают большие глаза. Как так, такое вообще возможно? Да, друзья мои, оказывается, возможно. Так вот о том, как развиваются события дальше, лучше всего Олег Владимирович расскажет.

– Для начала приведу оценку ситуации: как вообще можно было проиграть маме травмированного ребёнка на гимнастике, и нам, как средству массовой информации, которое об этой истории, вообще говоря, рассказало? Это, вы знаете, по-моему, один из ярких показателей, и таких показателей, если в нашей жизни покопаться, довольно много. Когда настало СВО, когда пошли вот эти военные действия, когда фактически идёт война, мы понимаем, как всё становится чёрно-белым: либо ты за нас, либо ты за них, либо хорошо, либо плохо, либо честно, либо враньё и так далее. И при этом в этой истории многие, наверное, чувствуют, есть такое ощущение, что страна пришла в какое-то расслабленное состояние. Я как социолог могу своими словами это обозначить: очень многие социальные институты в стране работают не так, как должны работать, если вообще работают. Ну, давайте просто для примера: в больницах не лечат толком, лечат кое-как. Я думаю, что уж колымчане это понимают и знают. Это здравоохранение, это социальный институт, придуманный государством и обществом для того, чтобы люди не умирали раньше положенного срока, чтобы продлить их жизнь, создать комфортные условия. Так вот, здравоохранение не выполняет на данный момент своих функций. Если случается какое-то ЧП, преступление, то в полиции могут ответить – «ну, вас же не убивают? Вот убьют, звоните, приедем» – и это на полном серьёзе. Если происходит вот такая история, как с девочкой, когда – вдумайтесь: родители привели ребёнка в специализированное спортивное учреждение «Территория спорта», возглавляет его Рыженков, депутат, то есть известный человек, у кого из родителей возникнет вопрос – знаете, надо кого-то перепроверить, а вдруг тренер является сантехником по образованию? А ведь на самом деле Спичак, которая тренировала, и которая в этой истории замешана напрямую, у неё образование техникума – бухгалтер. Понимаете, когда вы приходите в больницу, приводите туда своего ребенка, если, например, заболел ребёнок, вам ведь не приходит в голову такая мысль спросить: «Уважаемый доктор, а вы вообще медик? Диплом покажите». Когда мы ребёнка приводим в специализированное спортивное учреждение, выходит эта Спичак, наверное, в обтягивающих легинсах, вся в  спортивном образе, и, наверное, у родителей тоже не возникло вопросов, что это вообще не физрук, что она никакого отношения к физической культуре именно по образованию не имеет. И я говорю – а почему не сантехники, например, в «Территории спорта» теперь гимнастику преподают? А ведь она преподавала не только у этой девочки, то есть тренировала не только её. Когда мы изучали материалы дела, мы всё это смотрели, изучали – у неё массовые группы были, по утвержденному расписанию. Куча детей, разные возраста, взрослые и так далее. Бухгалтер! Вот я не знаю, хочется задать вопрос – у этого бухгалтера вообще дебет с кредитом, как-то там, не знаю, где-то сходится? Продолжим наши сравнения. Родители обратились в правоохранительные органы, а правоохранительные органы у нас, как больницы – да, “где-то, как-то лечат”, как-то сработали, так что будто нет у правоохранительных органов повода для беспокойства. Следственный комитет, наш грозный Следственный комитет, на котором я бы остановился более подробно, потому что следователи с тем, что в материалах дела было, скажем так, проводили массу таких эквилибристских приёмов для того, чтобы добиться главного результата – отказать в рассмотрении по существу. Ну, то есть была судмедэкспертиза, были целый ряд других доказательств, есть видеозапись тренировки. Видеозапись! Коллеги, когда мы говорим, что правоохранители говорят – «ну, если бы было видео, что там кто-то, что-то»… Но это было у вас всё на блюдечке с голубой каёмочкой! И Следственный комитет точно так же, как и другие социальные институты, не работает. То есть, когда мы принесли видеозапись, судмедэкспертизу, факты, – проигрывает мама ребёнка. Понимаете, мама! И проигрывает СМИ, которое об этом говорит. Вот сюрреализм современной жизни в России.

Мы для себя тоже вывод делаем: как журналисты мы будем своего рода ЧВК «Вагнер» здесь в Магаданской области, только в информационном, в медиапространстве. Мы этим и занимались в принципе. Просто мы теперь понимаем, почему это необходимо. Потому, что если мы не будем об этом говорить, то теряет смысл вообще все. Рупоры, квази-СМИ, которые говорят, что всё у нас через розовые очки, всё прекрасно – это всё завтра приведёт просто к тому, что мы потеряем и регион, и страну, и всё остальное. Пора говорить правду.

– Давайте всё-таки закончим историю с девочкой, чем всё закончилось?

– Мы подали апелляцию. Все еще не закончилось. Идёт. Мы подали апелляцию в областной суд. И, кстати говоря, прокуратура Магаданской области – один из единственных, наверное, социальных институтов, который сработал в этой ситуации, инициировал второе судебное разбирательство, и сейчас оно как раз в процессе в городском суде. Пока только прокуратура увидела в том, что произошло, нарушение прав ребёнка.

– Очень будем надеяться, что всё-таки правда восторжествует. Как я всегда говорю – здравый смысл когда-нибудь победит. Я надеюсь, что очень-очень скоро. Мы с вами прощаемся, друзья, всем всего доброго, и пусть вас ждут только хорошие новости.