Марина Носок: Желаю медикам не забывать о собственном здоровье в заботах о пациентах

366

Говорит Магадан, 30 июня 2022 г. Предлагаем вниманию читателей интервью с главным врачом Магаданской областной детской больницы Марино Носок, вышедшее в телевизионном эфире нового областного телеканала “ТВ-КАРИБУ” 23 июня 2022 г. ко Дню медицинского работника.

– Здравствуйте. В эфире программа «Крупным планом», и я её ведущая – Алеся Хетагурова. Сегодня у нас в гостях главный врач Магаданской областной детской больницы Марина Носок.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте, Марина Ивановна. В июне мы по традиции отмечаем день медицинского работника, в конце прошлой недели это было. Расскажите – для Вас что этот праздник значит?

– Хочется немножко окунуться в историю, потому что этот праздник начали отмечать с 1980 года, когда был подписан указ Президиума Верховного Совета СССР, и, после этого года уже начали отмечать эти праздники, именно в СССР. Хочется сказать, что этот праздник очень значим для нас, потому, что медицинские работники в течение всего времени служат во имя и на благо населения, на благо здоровья людей. И порой, когда в этой всей суете ты работаешь, и те люди, которые именно отвечают за здоровье, за жизнь пациента – это касается и медсестёр, и санитарок, и врачей, и рабочих. То есть всех людей, которые в принципе причастны к медицине, можно по достоинству назвать медицинскими работниками. И в этой суете, в борьбе за здоровье и за жизнь, порой некогда даже поблагодарить, сказать им спасибо. Только рабочие моменты, только ты рассказываешь, что надо сделать, как надо сделать. И как раз в этот праздник мы немножко, наверное, приостанавливаемся и начинаем анализировать за предыдущий год, что мы сделали для того, чтобы наше здравоохранение выросло, к чему надо ещё стремиться. Ну и, конечно же, это благодарность – она в виде словесных поздравлений, благодарность в виде благодарственных писем, почётных грамот. То есть, этот праздник как раз ознаменуется тем, что люди, которые к этому событию имеет какое-либо отношение, получает, наверное, положительные эмоции, потому что мы же все люди – и медицинские работники тоже люди, они имеют возможность плакать, смеяться, радоваться, грустить. И в этот праздник именно надо показать, что они нужны нам, они нужны нашему обществу, и поэтому этот праздник мы отмечаем именно празднованиями, концертами. На этих концертных мероприятиях отмечаются лучшие. Но это не значит, что другие за кадром. Нет, абсолютно другие не за кадром, потому что приносить людям здоровье и жизнь – это именно итог сплочённой работы. Всех, как я уже сказала, начиная от рабочих и заканчивая врачами, главными врачами, Министерством здравоохранения – потому что именно курируют, подсказывают, помогают – это именно Министерство здравоохранения. Поэтому этот праздник для нас очень велик, наверное, скажем так.

– Как Вы правильно сказали, медицинские работники очень нужны, а в Магаданской области они нужны как никогда. Не секрет, что кадров не хватает, и это касается всех областей практически, и медицины особенно. Расскажите, как вы в детской областной больнице справляетесь с нехваткой кадров?

– Скажем честно, греха, что тут таить, потому что кадровая проблема есть. Она есть в нашем регионе, она есть, в принципе, во всех областях нашей страны, во всех регионах. Ну, стараемся всё-таки закрыть эти проблемы. К сожалению, кадровая проблема у нас сейчас с узкими специалистами. В этом году по семейным обстоятельствам, от нас не зависящим, уехали два хирурга. Поэтому для нас, скажем, это колоссальная проблема, но мы справляемся. У нас также не хватает невролога, не хватает лор врача. Проблема у нас с кардиологом; у нас был кардиолог, но, к сожалению, также по семейным обстоятельствам человеку надо было уехать. Значит, каким образом мы их ищем? Есть разные сайты, например, «Super Job работа» в России, куда мы отправляем резюме свои со своими пожеланиями, со своими возможностями, люди на них отвечают, и тогда уже идет тесное взаимодействие, то есть даже, скорее всего, не переписка, а именно диалог по телефону, потому что именно во время диалога ты больше понимаешь, что человеку надо, что он может, что он хочет. Бывают разные, скажем так, кадры, и правда хочется, чтобы к нам в Магаданскую область приезжали не просто так, а всё-таки действительно помогать нам, помогать работать, поднимать здравоохранение. Также хочется сказать, что в этом смысле нам помогает и Министерство здравоохранения, потому что они активно отправляют также резюме тех специалистов, в которых мы нуждаемся, и в настоящее время у нас ведётся активная работа и сбор документов, пакетов документов, потому что есть определённый перечень документов, которые необходимы на согласование. Ведётся беседа с неврологом, ведётся беседа сейчас с двумя хирургами, ортопедом, потому что ортопеда, к сожалению, тоже у нас в настоящее время нет. Но я думаю, что мы достойно выйдем из этой ситуации. У нас доктор, который наш педиатр, который, я надеюсь, точно не уедет, потому что корни у неё здесь, в Магадане, она пройдет переподготовку и будет кардиологом. То есть она будет и педиатр, и кардиолог. Это очень хорошо, потому что кардиология должна идти параллельно с педиатрией. Вот поэтому я думаю, что это будет достойная замена кардиологам, которые уехали сейчас. Плюс ещё отпускная система. Действительно есть проблемы, но те пациенты, которые нуждаются именно в консультации, в помощи от узкого специалиста, мы всё таки находим возможности, чтобы их проконсультировать, если мы не можем оказать помощь диагностическую или лечебную – здесь, на территории Магаданской области, это у нас уже отработанная схема – мы отправляем таких пациентов в центральные районы России, в федеральные клиники. Поэтому работа ведётся, и активно ведётся. Я думаю, что всё-таки мы достигнем тех целей, которые перед нами поставлены.

– Вообще, здравоохранение в наших темах занимает одно из приоритетных мест. И, не секрет, что действительно в здравоохранении очень много проблем, и много жалоб от людей, и это касается в том числе и детской медицины. Вот, например, на Оле жаловались жители, что не хватает детского отделения. То есть оно там есть, но очень маленькое, скажем так. То же самое Сусуман, другие районы области – как решаются там эти проблемы и как получают детки медицинскую помощь там?

– Значит, смотрите: проблемы в принципе есть, но они, как я уже сказала, действительно решаемы. Отделение там есть, там есть койки, и есть педиатры, и поэтому, если есть возможность ребёнка обследовать и лечить именно в пределах их места жительства, то они укладываются на те же педиатрические койки. Если необходимо стационарное обследование, лечение – оно проводится там же. Если есть какие-либо вопросы, то педиатры созваниваются именно с нашей Магаданской областной детской больницей, и мы уже их ведём, как говорится, то есть подсказываем, что в диагностике надо провести, что в лечении, как подкорректировать. И если ребёнок требует всё-таки более детальной диагностики и обследования, лечения, то тогда этот ребёнок переводится именно на базу в Магадан, в областную детскую больницу, и действительно это все отработано «от а до я», то есть в любое время суток – если есть такая необходимость, то сразу все поднимаются, все созваниваются, и ребёнка у медицины госпитализируют именно на нашу базу.

– Ну, и, как я уже сказала, есть жалобы в нашу редакцию, есть жалобы, наверное, и к Вам. На что чаще всего жалуются?

– Чаще всего жалуются, конечно, на кадровый недостаток, потому что не могут попасть к узкому специалисту. Если это плановая консультация, то они записываются; ну, бывает всё-таки длительность ожидания удлиняется за счёт того, что специалистов мало, а желаний всё-таки обратиться к специалисту узкому – их значительно больше. Я хочу сказать, что благодаря нашему интернету – а у нас родители очень любят диагностировать, находить диагнозы и лечить именно по интернету; когда, прочитав какую-либо статью, мама ребенка немножко как бы подгоняет под своего ребёнка и самостоятельно ищет уже консультацию узкого специалиста там, где в принципе он не нужен – здесь мы, скажем так, несколько искусственно создаём эти очереди. Поэтому всё-таки очень прошу, чтобы изначально обращались к педиатру, и педиатр тогда уже расскажет план обследований, план дальнейших действий. Понятно, что родители очень обеспокоены. Ну, иногда бывает это преувеличенно беспокойство. Поэтому, я повторюсь, в случае необходимости каждый индивидуальный случай решается, не останется ребёнок без помощи.

– Как Вы сказали, проблемы есть, их решают, и есть программы, которые направлены на решение этих проблем, на улучшение оказания медицинской помощи. Расскажите о них.

– Хочу сказать, что в этом году, с 2022 года (на два года пока) запустилась программа, очень нужная программа – «Репродуктивное здоровье». Значит, в эту программу входят дети от 15 до 17 лет. Какова цель этой программы? Мы понимаем, что будущее должно быть здоровым, а корни здорового будущего – всё-таки это именно дети и подростки. Поэтому девушки и мальчики этого возраста, 15–17 лет, дополнительно проходят обследование. У мальчиков это также консультация уролога и андролога, у девочек это консультация гинеколога. Плюс дополнительно УЗИ репродуктивных органов и если какое-то есть подозрение на дисфункцию того или иного органа, если есть хоть малейшие опасения, что здесь что-то не так, дальше этот пациент направляется уже к профильному специалисту: к гинекологу либо урологу, андрологу с целью того, чтобы более глубоко исследоваться. Я повторюсь, что всё-таки наше здоровое будущее в наших руках, поэтому нам надо его беречь, скажем так, и ввести, наверное, больше профилактику, а не лечение. Когда уже заболевание развилось и его надо лечить, понятно, что мы оказываем помощь. Но цель этого этой программы всё-таки профилактика, выявление на ранних стадиях и помощь потом, в дальнейшем, рождение хороших здоровых детей. Ведь здоровые хорошие дети – это наше здоровое будущее.

– А вообще часто Вы в своей практике встречаете такие проблемы?

– Да, они есть.

– Почему есть?

– Ну, во-первых, возможно, это малая информативность, либо она несколько искажённая, потому что, к сожалению, детей сейчас захлестнул, как я уже повторюсь, интернет, где они сидят сутками напролёт. Интернет – это очень хорошая штука, и я за неё, но должен быть какой-то фильтр для того, чтобы ребенку все-таки понять, где хорошо, а где плохо. Потому что, к сожалению, то, что плохо для ребёнка, он воспринимает, что это нормальная обыденная жизнь, и он начинает именно идти по этому пути.

– Потому, что другие себя так ведут?

-Возможно, возможно, всё равно же стадный инстинкт никто не отменял, и подростковый период же очень сложный. Есть дети ведомые, есть дети ведущие, и здесь, я так думаю, что всё-таки надо проводить более часто просветительскую работу именно в диалоге глаза в глаза, не в режиме онлайн. Вот как мы с Вами сейчас беседуем, когда есть возможность у детей задать вопросы, которые их интересуют. Действительно, когда проводим эти диалоги, когда проводим эти беседы в школах, то нам кажется, что дети стесняются. Нет, если им эта тема интересна, родителей рядом нет, они будут задавать самые сокровенные свои вопросы и получать на них правильные ответы.

– То есть благодаря вот такой просветительской работе, на ваш взгляд, можно снизить можно об количество проблем?

– Да, да, девочки хоть и говорят, что наше поколение несколько не такое – нет, ничего подобного. Большинство девочек хотят стать матерью, и вот эта доминанта всё-таки нам в помощь, когда мы ведём беседу о здоровом образе жизни, о профилактических медосмотрах и так далее. Поэтому здесь нам помогают именно, наверное, внутренние качества и инстинкты. Никуда мы не денемся от них.

– Насколько я знаю, больницы оборудуются, покупается новое оборудование для того, чтобы решать проблемы было легче. Какое?

– В этом году мы закупили ещё новые аппараты ИВЛ. Также планируется закупить в этом году аппараты ИВЛ, которые предназначены для новорождённых, для маловесных, потому что аппараты ИВЛ (искусственной вентиляции лёгких) бывают разных параметров. То есть те, которые мы сейчас планируем закупить, они как раз от 500 граммов и выше, как раз то, что нам надо, потому что всем известно, что сейчас дети выхаживаются, и довольно-таки хорошо выхаживаются, именно с экстремально низкой массой тела – от пятисот граммов и выше, и когда мы видим всё-таки положительные эмоции, когда дети и мамы уходят, выписываются, уходит со счастливыми улыбками – это дорогого стоит. Также в этом году, наверно, как бы это ни звучало… ну, благодаря ковидным мероприятиям, также были закуплены мониторы. Мониторы – это оборудование, которое необходимо именно для наблюдения за витальными функциями пациента, и они обусловлены звуковыми датчиками. В случае, если что-то идёт не так, то есть нарушение сердечной деятельности, громким звуком оно сигнализирует, и врач-реаниматолог, педиатр, находясь, например, у постели, у кровати другого пациента, сразу на это реагируют, и сразу оказывается помощь. Это очень хорошо. В этом году Министерство здравоохранения закупило нам также замечательное оборудование, которое называется «Призма flex». Это аппарат, который предназначен для гемофильтрации, то есть, если простым языком сказать – очищение крови. Часто пациенты почечной патологией – это хроническая почечная недостаточность, острая почечная недостаточность, это также выраженная интоксикация, и мы начали этим аппаратом работать ещё в госпитале, потому что всем известно, что на нашей базе, на базе детской инфекции, был развёрнут госпиталь. Это было с 27 апреля 2020 года, где мы оказывали помощь именно пациентам ковидным, от детей до взрослых, то есть взрослому населению, конечно, ну, ковидом больше взрослых болели в тяжёлой степени, и поэтому этот аппарат, это оборудование помогло спасти не одну жизнь. И я хочу сказать, ну, это было на взрослых, но наша победа, победа реаниматологов, хирургов, неврологов – благодаря этому аппарату мы спасли в этом году жизнь ребенка. И действительно, это гордость, это победа, потому что речь шла о спасении ребёнка, но благодаря этому аппарату и слаженной работе сотрудников нам это удалось. И хочу сразу поблагодарить и сотрудников областной больницы, потому что у нас с ними тёплые отношения. И знаете, как горе чужим не бывает, и когда необходимо, то все сразу собираются в одной ординаторской, обсуждают, и благодаря вот этой коллективной работе ребенку удалось спасти жизнь, сохранить почки, сохранить всю функцию, деятельность этих почек, и качество жизни у него осталось также на высшем уровне. Поэтому это дорогого стоит.

– А есть оборудование, которое нужно, но пока его нет?

– Ну, оно запланировано на следующий год, поэтому будем ожидать, пока не буду рассказывать. Я думаю, что всё получится.

– Давайте немного о Вас поговорим. Расскажите, как Вы пришли в медицину, потому что глаза блестят. Понятно, что Вы занимаетесь тем делом, которым Вы хотели, наверное, заниматься всегда.

– Вы знаете, ничего такого нет в плане того, что у меня семья медиков… Нет, абсолютно нет. Я первый медик в семье, и я помню, когда я решила стать именно на путь медицинского, а было это в начальной школе. Я помню: был болгарский фильм, а назывался он «Больница на окраине города». Это был мини-сериал, и так как жила я в посёлке, посёлок чукотский, там раньше было всего две программы, поэтому хочешь – не хочешь, большого выбора нет, хочешь – смотри, и вот мне довелось посмотреть этот фильм. Он многосерийный был, и как раз в этом фильме чётко показывали, как медики спасали жизни. Я помню: Доктор Сова – звали персонажа. Когда этот фильм закончился, у меня вообще сомнений не было, что я пойду именно в медицину. После этого я помню, и мама тоже рассказывает, что все игрушки, все мягкие игрушки, все подушки были мокрые, потому что я делала им уколы. а причём уколы? Я их стерилизовала дома, варила, делала уколы. Вот. Ну, а потом, когда закончила школу, я поняла, что, в принципе, я больше ничего и не хочу. Вот, и хочу сказать, что поступала я сразу на педиатрический факультет.

– То есть Вы работать хотели именно с детьми?

– Да.

– Почему?

– Я их люблю, я их чувствую, я их действительно чувствую, особенно маленьких детей. Мне кажется – как говорили раньше: они все одинаковые – ничего подобного! Они все разные, они в роддоме уже абсолютно все разные. У каждого уже свой характер, у каждого свой звуковой тембр, он тоже очень разный. Поэтому не знаю, я их люблю; и до сих пор их люблю.

– При этом, знаете, так удивительно, когда в начальной школе что-то себе ребёнок придумывает, хочет быть, не знаю, космонавтом; он вырастает и вроде бы как-то понимает, что, наверное, что-то другое, я пойду куда-то в другое направление, но нет – у Вас вот так! Вы не жалеете об этом?

– Ни капли.

– Но ведь всё равно бывает тяжело.

– Бывает тяжело.

– Что самое тяжёлое в Вашей работе?

– Самое тяжёлое – это летальный случай. Это ты когда понимаешь, что ты ничего не можешь сделать, ты делаешь, ты бьёшься до последнего, но исход у него не очень хороший, трагичный. Ты не знаешь, как сказать это родителям, потому что понимаешь, что это такая боль, которую перенести, наверное, и забыть просто невозможно. Вот это самое тяжелое, потому что с каждой смертью ребёнка что-то обрывается в душе, что-то погибает у тебя, и ты смотришь на своих сотрудников и видишь, что всё то же самое… Причём несколько дней какая-то стоит, знаете, такая тишина очень громкая. тишина. Не хочется ни разговаривать, ни обсуждать какие-либо интересные моменты в жизни. Потому что, как я уже сказала, медики — это тоже люди, они так же могут на работе пообсуждать, но это как раз то тяжелое, что именно в нашей профессии встречается. Но когда ты видишь, как ребёнок выздоравливает, в каком состоянии он поступил, и когда он уходит своими ногами, когда ты видишь, когда у родителей, у мамы горят слёзы… Когда мама плачет, и ты понимаешь, что это слёзы радости… Вы знаете, иногда не можешь себя сдержать и тоже плачешь от счастья. Это вот победы. Вот это то, к чему надо стремиться педиатрам – к сопереживанию.

– Ну и при этом, знаете, Вы как руководитель, наверное, сеете разумное, доброе, вечное в своем коллективе и понятно, что Вы несёте то же, что у Вас внутри, всему своему коллективу. Вот весь ваш коллектив – он такой же, как и Вы?

– Очень стараюсь нести именно доброе, то, что Вы сказали. Коллектив у нас просто замечательный. Это слаженная команда, как я уже повторюсь, от уборщиков, от санитарок, от медсестёр до врачей, и также у нас очень сильный плановый отдел, юрист, закупки, в принципе без них бы мы тоже никак не смогли работать. Коллектив понимает, для чего это всё. Если это просто – пришёл на работу, отработал и ушёл, за зарплату, этого бы не было, а так люди понимают, для чего они это делают. И когда тяжёлых детей мы, например, отправляем центральные районы России, то всегда все в курсе, все радуются. Радуются не только медицинские работники, которые имеют диплом медика, но и именно вспомогательные, которые тоже причастны к этому выздоровлению. То есть это, знаете, это как часовой механизм, наверно, работает. Каждый винтик делает свое дело, но получается как раз на выходе здоровье, счастье и жизни.

– Ну, день медицинского работника уже прошёл, мы его уже отметили, но, тем не менее, ваши пожелания?

– Пользуясь случаем, как говорится, хочется пожелать самого главного – это, конечно, здоровья. Хочется пожелать профессионального роста, хочется пожелать продвижения и самоутверждения. Мне именно в своей специальности хочется пожелать иммунитета от всех болезней, от всех невзгод, от всех бед. Ну, и быть просто счастливыми людьми.

– Спасибо вам большое за интервью от всего коллектива. Желаю вам по больше слёз счастья!

– Будьте здоровы, не болейте.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.