Главная Новости Крематорий Магадана и государственно-частные партнерства. Часть вторая

Крематорий Магадана и государственно-частные партнерства. Часть вторая

Открытое письмо депутатам Магаданской городской думы

и всем неравнодушным гражданам, жителям города Магадан

Часть 2. Мэрия Магадана: противопоставление горожан по религиозному принципу? Православные – «мракобесы»?

Итак, вот краткий  правдивый репортаж с места событий:

1) значительное количество людей  удерживалось в вестибюле мэрии вплоть до назначенного часа слушаний, при том, что до начала заседания нужно было зарегистрировать всех пришедших. Только журналисты и сотрудники мэрии до 18-00 могли пройти через турникет.

2) был закрыт туалет в вестибюле мэрии, а когда он понадобился, раздались громкие комментарии некоего работника мэрии, что туалет закрыт правильно, ибо после такой толпы непременно придется его ремонтировать.

3) заседание нарочно было переведено из большого зала Магаданской мэрии  в малый, заведомо не способный вместить собравшихся. Половина мест  к моменту прибытия граждан при этом  уже была занята работниками мэрии.

4) Отсутствовали всякие признаки гостеприимства и уважения со стороны организаторов слушаний в отношении пришедших граждан, среди которых было немало людей пожилого возраста. Никто из организаторов не совершил ни малейшей попытки помочь размещению людей в зале. 

5) и, как вишенка на торте, хотя случилось это в самом начале: видя, что граждане начали прибывать, некая работница мэрии  прокомментировала: «мракобесы собрались».

Вот, как на самом деле выглядело начало мероприятия.

Наверное, так и должны вести себя представители власти по отношению к гражданам, которые их избрали. Наверное, так и должны вести себя организаторы слушаний, пригласившие горожан принять в них участие. 

В такой обстановке не присутствующее в малом зале ответственное лицо приняло решение о перемещении всех в другое здание (по счастью, с открытым туалетом). Таким именно способом народ был правильно разогрет и подготовлен. 

Открывая слушания, мэр извинился, объяснил, что не всегда возможно предусмотреть такую высокую активность граждан.  Ну, что же, смею думать, именно в данном случае, мэр мог бы, если бы захотел, предусмотреть высокую активность граждан. Видимо, НЕ ЗАХОТЕЛ.  Подумал, наверное, вдруг, не придут, вдруг, православные активисты выдохлись, и нам хватит малого зала? 

Извинение было уместным. А вот дальнейший комментарий мэра о том, что православные привыкли терпеть – был не вполне уместным и объективным. Ведь многие присутствующие были НЕправославными. Заодно с православными должны были потерпеть все категории граждан. 

И здесь, вольно или невольно, организаторы в лице уважаемого мэра, еще раз подчеркнули православность противников идеи строительства крематория, то есть ЗАОСТРИЛИ ВНИМАНИЕ присутствующих на ПРОТИВОСТОЯНИИ по РЕЛИГИОЗНОМУ ПРИНЦИПУ. Другое объяснение не приходит в голову, ведь мэр – опытный политик и управленец. Знает, что делает.

Красивые ли это методы, достойные ли – вам судить. 

А вот согласно ресурсу «Весьма», источнику всякой правды в городе Магадане, «Мэр Юрий Гришан корректно и уважительно вел слушания, слово давали всем сторонам».  Почти можно согласиться. Даже можно у мэра поучиться его выдержке. 

Однако, нам кажется, что  в будущем можно было бы и подробно поговорить, в чем корректность, а в чем некорректность организации и проведения данных слушаний. 

Сам мэр, действительно, не называл верующих «мракобесами».  Но это сделали его сотрудники. В здании мэрии. В присутствии православных. Корректно ли это? Уважительно ли? Впрочем, ведь это не на камеру было сделано, а потому к ответу призвать невозможно. Но, кто сказал это, знает про себя.

А вот еще одна совершенно умилительная подробность из публикации «Весьма»: «Все это время один из священников вел видеосъемку слушаний».

Уважаемые «Весьма», почему вы не посчитали, сколько ретивых блогеров вело видеосъемку?

Правдой было бы следующее высказывание: «Все это время один из священников и несколько блогеров вели видеосъемку слушаний».

Ну, как  после этого не заподозрить вас в предвзятости? Ну, как же верить вашей «правде»?

А ведь вам, наверное, и не нужно, чтобы вам верили – вам главное, завести людей, накрутить, создать шумовую завесу, у вас роль отвлекающего и завлекающего, и развлекающего. Уберите же свой девиз со своей страницы – не позорьтесь.

Еще один пример из публикации  «Весьма» от 28 марта 2019 года: « Тем временем некоторые пользователи в соцсетях полагают, что магаданская епархия опасается снижения доходов от ритуальных церемоний в случае, если появится крематорий. И поэтому идет такое активное противостояние частному проекту».

Сходив по ссылке, можно убедиться, что застенчивое и неопределенное «некоторые» — это значит ОДИН.

Любому честному человеку было бы стыдно нести такую неадекватную чушь, и, похоже, журналисту тоже не очень удобно, иначе журналист высказал бы эту гениальную мысль от себя лично, не прикрываясь «некоторыми пользователями» соцсетей. Но надо, надо запустить очередную гадкую мысль в информационное пространство – надо придать ей второе и третье дыхание – чтобы ложь волнами разливалась в пространстве.

Что касается воображаемого снижения доходов магаданской епархии, хочется  напомнить здравомыслящим гражданам, что ритуальные услуги  населению (похороны) – отдельно, а Магаданская епархия– отдельно. Магаданская епархия не хоронит, церковь отпевает, причем только тех покойных, кто при жизни называл себя православными верующими и был частью православной церкви. Поэтому отпевание – не ВМЕСТО,  оно в ДОПОЛНЕНИЕ к похоронам, и не ко всяким. Так что крематорий в любом случае получит свои прибыли. А православная церковь  останется при своих пожертвованиях. 

Церковь не пострадает. А вот экономика муниципального образования, при определенном повороте событий – может пострадать. Об этом – ниже.

И еще один пример не вполне добросовестной работы прессы с цифрами:

В публикации «Весьма» от 5 марта 2019 года, озаглавленной «Стало известно, сколько будет стоить сожжение тела в магаданском крематории» цитируется предприниматель Веч: « Цена кремации до 11-13 тысяч». 

Вот тут бы и стоило сравнить  воображаемую стоимость услуг еще не построенного крематория со стоимостью кремации в других городах России – там, где крематории уже стоят. Так, минимальная стоимость услуг крематория  без катафалка  в Екатеринбурге – 19800 рублей, в Туле – от 23600 рублей, в Санкт-Петербурге – стандартный пакет 25100, расширенный 35 000. В Хабаровске одно только сжигание обойдется в 18600 рублей.

А может ли Веч на данном этапе с уверенностью определить реальную стоимость услуг своего крематория?  Что включено в озвученную сумму? Глядя на прейскуранты ритуальных служб других городов, я что-то сомневаюсь, что цифры Веча не взяты с потолка.

Сумма традиционного захоронения, приведенная для сравнения ресурсом «Весьма», включает катафалк. А вот, что именно включено в 11-13000  рублей Веча – мы можем только догадываться. Вот такое добросовестное сравнение от «Весьма».

Ну, и еще одна маленькая, но СУЩЕСТВЕННАЯ НЕПРАВДА – о том, что «противостояние идет частному проекту». Если «Весьма» уверены, что проект будет частным, то я  лично сомневаюсь в этом. 

На мой взгляд, это будет государственно-частный проект. Так что, я лично противостою не частному, а  наметившемуся экономически необоснованному, на мой  обывательский взгляд, государственно-частному проекту, который вследствие его частной составляющей,  уже на данном этапе совершенно непрозрачен и неподотчетен общественности.

А то, что проект абсолютно непрозрачен и таким и останется, понятно и сегодня — ведь уже в ходе слушаний прозвучал призыв «не считать денег в чужом кармане».

А мы пытаемся считать в своем кармане, на что имеем, как граждане, полное право. Согласно федеральному закону об общественных слушаниях обсуждение местного бюджета – один из тех случаев, когда проведение общественных слушаний обязательно. То есть, эта тема должна быть гласной. Так что в теме крематория именно этот момент – намечающееся государственно –частное партнерство – и является главным моментом.

Третье мое слово – к тем, кто в будущем еще соберется принять участие в общественных слушаниях.

Ради пользы дела желательно не сосредотачиваться на том, кто из принявших участие в слушаниях верует, и во что, или верует во что-то другое, а кто не верует ни во что, хотя такие вряд ли есть на свете. 

Ради пользы дела нужно встать на единственно приемлемую почву, на которой только и можно реализовать демократию на практике – все участники слушаний – граждане России, жители Магадана. Имеющие активную жизненную позицию, по какой-то причине заинтересованные в том, чтобы высказать ее, внести предложение, повлиять на исход дела при помощи законных методов.

Закон об общественных слушаниях дает ВСЕМ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ гражданам возможность высказать свою точку зрения. Если человек стар, и пришел, опираясь на костыли – это не значит, что его подкупили– за такое оскорбительное предположение можно было бы смело и в суд подать на клеветника. Итак, все без исключения граждане имеют право на уважительное к ним отношение, независимо от вероисповедания.

То, что в данном случае в месте, где проводилось голосование, противников крематория оказалось больше – это есть факт, заверенный протоколом. 

И не надо проигравшей стороне так огорчаться. Тем более не надо терять лицо переходить на оскорбления, опускаться до беззастенчивой лжи, клеветать! Зачем после голосования «бурно негодовать» в соцсетях?  Похоже, законные демократические методы сторонников крематория НЕ устраивают?

Ведь всем известно: результаты голосования НЕ НОСЯТ обязательного характера. Решение – быть крематорию или не быть – будет выносить мэр и депутаты городской думы, приняв во внимание результаты свободного голосования, или проигнорировав их.  Или я чего-то не понимаю?

На самом деле, наблюдая явную заинтересованность мэра, сотрудников мэрии, представителей общественной палаты, сторонники крематория могут даже порадоваться, ведь, скорее всего, все равно решение будет в их пользу.

На будущее же всем гражданам, включая представителей власти, необходимо помнить — плодотворный разговор, если он кому-то нужен, можно вести только, если на деле уважать права каждого.  И считаться с общественным мнением, выраженным в результатах голосования.

А двум сторонам хочется сказать: расколотому обществу трудно требовать от власти прозрачности и подотчетности. Для расколотого общества созидательное сотрудничество с органами власти становится практически невозможным. 

И, наконец, четвертое слово, ОСНОВНОЕ:

то, что осталось за рамками слушаний, или было затронуто лишь вскользь, 

но, с моей точки зрения, является основным вопросом, на который бы мне хотелось получить ответ официальных лиц и к которому хочется привлечь внимание уважаемых депутатов, которым предстоит принять окончательное решение по крематорию.

На слушаниях в поселке Сокол прозвучал вопрос о государственно-частном партнерстве, КАКИХ ИМЕННО  ВЫГОД муниципальные власти ожидают от такого партнерства. Мэр отреагировал неожиданно строго: «Я лишаю Вас права голоса». Вот здесь бы ресурсу «Весьма» заинтересоваться, почему кого-то лишили права голоса. Ведь этот кто-то никого не оскорбил, а просто задал уместный, по его мнению, вопрос.

На слушаниях в Магадане вновь была поднята тема ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ данного проекта, и вновь реакция мэра была удивительной: «Залу это не интересно», — смело заявил Юрий Федорович от имени присутствующих, хотя поведение зала как  раз свидетельствовало об обратном.

Внимательный наблюдатель мог сделать вывод, что председательствовавший на слушаниях мэр старался не допустить обсуждения экономических вопросов, многократно подчеркивал, что здесь не идет обсуждение строительства крематория, а идет обсуждение смены характера землепользования участка. 

Но говоря так, мэр, на наш взгляд, НЭМНОЖКО ЛУКАВИЛ, ибо подобные слушания предусматривают представление именно проекта, под который готовится земля, предусматривают не только присутствие инициатора проекта,  но и его доклад о проекте, а также ответы на вопросы публики, касающиеся проекта. Цель такого ознакомления с проектом и обсуждения – по возможности, обеспечить осведомленное голосование. Это была бы гласность. Прозрачность. Демократия, реализуемая на практике. Вот этого-то и постарались избежать организаторы слушаний, и им это удалось. 

Опытные вы все же управленцы, со стажем! И опыт, и административный ресурс, и СМИ — все к вашим услугам. Умеете вы подвести народ к нужному результату.

В результате голосовали «за» или «против» граждане не вполне осведомленные по существу вопроса. 

Это очень печально, что граждане так и остались не вполне осведомленными, хотя прошедшие слушания были  их единственной возможностью задать вопросы касательно экономики намечающегося проекта его инициаторам и сторонникам.

Граждан использовали как массовку, для галочки –  в некоторых случаях по закону надо провести слушания, это как раз такой случай – инфраструктурный проект – поэтому слушания провели, формальность соблюли. 

Параллельно удалось возбудить общество, представить дело так, как если бы верующие посягали на права неверующих. 

Однако верующие — очень законопослушные граждане.  И не собираются спорить с федеральным законом.  И не собираются никого оскорблять, если результаты голосования окажутся не в их пользу. 

У верующих есть свои твердые убеждения, это да. И верующие руководствуются своими убеждениями в личной и общественной жизни.  А разве неверующие живут по-другому?

Не стоит клеймить верующих за то, что они имеют активную гражданскую позицию.Не стоит отказывать верующим в мотивациях, отличных от религиозных. 

Вот, как в случае с крематорием. А что, если граждане сомневаются, что проект будет успешным? А что, если граждане уверены, что результат будут расхлебывать налогоплательщики, а так называемый «инвестор» или те, кто за ним стоят, умоют руки? 

В случае таких СОМНЕНИЙ, могут граждане задать интересующие их вопросы «инвестору», мэру и депутатам городской думы, которым предстоит принять решение?

Почему все вопросы на экономическую тему, мягко говоря, не приветствовались?

Мы догадываемся, что речь идет о намечающемся государственно-частном партнерстве.Какова будет форма этого партнерства? 

Насколько мне известно, на обсуждаемом участке помимо крематория будет располагаться муниципальное кладбище и муниципальный же колумбарий. 

Где будет собственность муниципалитета и бюджетные деньги, а где – частная собственность, и частные деньги? Или, лучше сказать, кредитные деньги?

Кто будет владельцем участка земли, статус которого был поставлен на голосование? Муниципалитет? А тот кусок, что будет отведен под крематорий? Будет сдан в аренду?

Нам, независимо от того, во что мы веруем, непонятно, какова схема данного партнерства, и как это отразится на муниципальном бюджете и кошельках налогоплательщиков.

Именно участие частного инвестора делает такой проект непрозрачным для общественности.

Окончание следует……….

Людмила Троицкая.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.