Колыма, Атка, «каменный век»: нам сказали – те, кто останется, будут жить с буржуйками

7652

Говорит Магадан, 6 октября 2020 г. В редакцию интернет-газеты «Говорит Магадан» с материалом обратился член Общественной палаты города Магадана, член Союза журналистов России Олег Владимирович Дудник. Дело в том, что на него вышли жители поселка Атка Хасынского городского округа и рассказали, что их поселок хотят расселить. В ходе телефонного разговора поднялось немало проблем и стало ясно, что в ситуацию имеет смысл погрузиться глубже. Олег Владимирович принял приглашение приехать в поселок лично и встретился с аткинцами. Трехчасовая беседа и стала основой для данного материала, который общественник предоставил нашей редакции.

Интернет-газета «Говорит Магадан» традиционно предоставляет слово для альтернативной официальной точке зрения, поэтому мы решили, что позицию аткинцев, не желающих «вдруг» уезжать из поселка, вправе услышать все колымчане.


О.Д.:

– Добрый день! Как мы и договаривались, я приехал, чтобы мы могли спокойно побеседовать. Рассказывайте, почему вы хотите остаться и с какими проблемами сталкиваетесь?

Геннадий:

– Нам власти говорят: содержание Атки (около 100 млн. руб.) – мы не тянем. В основном это расходы на котельную. Ну, еще электроснабжение и водоснабжение. Мы же отвечаем: это ваши проблемы, ведь это же вы не занимались сокращением расходов на обеспечение Атки пропорционально сокращению численности жителей! Мы, население, как можем эти расходы сокращать? Вы на то и власть, чтобы этими вопросами заниматься. Конечно, наш дизель, «восемьсотка», как «жрал» 2 тонны в сутки, так и «жрет»! Когда поселок был 5 тысяч населения – он работал, так он и сейчас работает. Нам бы по-хорошему, 150-200-ку дизель нужен. Он бы съедал 50 литров в сутки, а если импортный – еще меньше. Расходы сразу сократятся в разы!

Если бы еще во времена В.Печеного этой модернизацией бы занялись, сейчас бы вопрос по расселению Атки вообще не стоял бы!

Татьяна:

– Программа-то по расселению работает с 2014-го года, а сейчас, как нам сказали, деньги из этой программы пустили на дом в поселке Палатка, куда нас всех хотят заселить.

Геннадий:

– Да, наверное, деньги пустили на эту тему, и людей теперь хотят загнать туда. Мы не хотим туда! Мы согласны так: или выдайте нам деньги, мы сами себе приобретем жилье там, где нам нужно, или не уедем отсюда. Но нам права выбора не дают. Как индейцев, в резервацию…

 Татьяна:

– Нам не нравится, что нас ведут как на бойню… А с чего они решили? Они 30 лет к ряду, а особенно с 2009-го года, они конкретно начали «убивать» поселок. Прям конкретно!

Геннадий:

– Недавно была встреча с главой Хасынского городского округа Борисом Соколовым здесь. Он пообещал, что подумает насчет «дэзки»… Но мы не очень верим в такое разрешение ситуации. Мы сказали – мы сами притащим сюда «дэзку»! Здесь работать-то нужно всего 4 человека. Есть кому и кочегаром быть, и за «дэзкой» смотреть, доплачивайте, и все! И тогда, если бы они сильно всех людей не тронули, пожалуйста – заселяйте этот дом. В конечном итоге, квартир-то нам всем не дают! В том доме в Палатке, как нам было сказано, 5 квартир мы зарезервировали специалистам… Хотя губернатор сказал – все 45 квартир – аткинцам.

Остался вопрос по АЗС. На такой пробег от Палатки до Оротукана – где заправляться?

Это вопрос безопасности уже… Вот я в пожарной части работаю. Кстати, пожарная часть – единственная государственная организация. Они не дают мне никакого документа, на основании чего меня сократить или меня уволить. Мне говорят – переводись. Но я не хочу! И они не знают, как меня уволить. Наверное, признают меня больным… Поселок остается открытым. Мы не закрываемся! Живой поселок официально!  

Наталья:

– Нам очень неприятно такое к нам отношение. Первый раз мы были возмущены, когда наша глава назвала жит елей бичевней и с@ками. Оскорбили нас на всю страну…

Геннадий:

– Давайте я поясню. Это вот предпоследние выборы были, в 2018-м, когда президента мы выбирали. При подсчете голосов стоят там камеры. И глава нашего поселения там публично, при подсчете голосов сказала «эти с@ки и бичевня». У нас запись есть. Писали в прокуратуру. Но прокуратура это дело замяла.

Наталья:

– Прокуратура объяснила, что это все нормально, по Ожегову и Далю. Но ее сейчас повысили. Она теперь распределяет квартиры эти. Это первый раз. А второй раз – у меня муж инвалид второй группы. Да я и сама не лечусь, а самолечением занимаюсь. А надо бы давно. А вот второй раз – после того, как приезжали журналисты ГТРК и вышел репортаж… Вы знаете, из всего, ч то я говорила, были выбраны какие-то моменты, которые вообще смысла никакого не несут. Мне приятельница звонит из Москвы и говорит: я ничего не поняла! Приятно тебя видеть, но я не поняла, о чем речь. Оказывается, мне давали 6 миллионов! Да вы что!? Если б нам в 2016-м году давали 6 миллионов, да я бы мужа, не знаю, в Китай бы повезла и там лечила бы…

Геннадий:

– Вот и посмотрите: у нее муж – инвалид. Сейчас вот отключат отопление… У нас в доме стены толстые, еще можно отопиться, печку если поставить. А это – панельный дом! Я не знаю, как она будет с одной печкой зиму жить?

Состояние жилого фонда п. Атка
Один из многоквартирных жилых домов п. Атка

Наталья:

– А что нам Палатка? Мы и раньше там не получали никакого лечения – нас все время в Магадан отправляли амбулаторно лечиться. Так мы за деньги, по договорной системе лечились в Магадане. А там – нет специалистов… А муж у меня – не встает, и сидеть не может. Лежит. Как я его повезу-то?

Геннадий:

– Вот на той неделе у нас умер дедушка. Дядя Ваня. Факт в чем: его привезли на Палатку, и в этот же день увезли в Магадан. Они ничего не могут делать. Я прожил здесь больше 30 лет. Ну не хочу я отсюда уезжать! И ведь поселок не закрывают! Почему мы должны срываться отсюда? Закрывайте тогда поселок! И вопросы все решайте по-другому…

Татьяна:

– Вот еще интересная тема. Мы задали вопрос: кто теперь у нас является начальником территориального отдела? Нам ответил глава – никто. Хотя у нас тут 60 человек до отъезда… Получается, что мы тут сами себе предоставлены?

О.Д.:

– Фактически власти здесь нет сейчас?

Татьяна:

– Нет сейчас.

Геннадий:

– Мы предложили – поставьте кого хотите. Но кто-то ведь должен решать вопросы! Дизель тот же, если сюда перетащить – это еще один вопрос. Я говорю – я пойду работать.

Татьяна:

– Теперь они запустили котельную и начали отопительный сезон, который они вообще не предполагали начинать.

Геннадий:

– В газетах написали – самые первые в Хасынском районе.

Татьяна:

– Но – теплотрасса наша – она же вся дырявая! И это не только на данный момент, как ее сделали лет 6 или 7 назад… И каждый год, составляется акт об опрессовке, гидравлических испытаниях наверное… Но ведь теплотрасса вся фонтанирует! Зимой же 40-50 градусов, у нас фонтаны через 300 метров. В доме этом – утечка холодной воды. У нас была авария, когда наши пожарные полтора суток возили воду, потому, что вода ушла и не было запаса. Была чрезвычайная ситуация. 56 машин воды по 2 куба привезли. Это было в октябре-ноябре прошлого года.

Теплотрасса п. Атка
Теплотрасса п. Атка

Наталья:

– Я на прямую линию звонила, мне отвечали: все под контролем…

Татьяна:

– С Талой возили машину, потому, что не справлялись. С Палатки прислали машину. И полтора суток они туда-сюда мотылялись и наполняли емкость, чтобы не взорвать котлы.

Геннадий:

– Эта информация в пожарных частях в журналах фиксируется четко.

Наталья:

– С нами практически не считаются. Ни собраний с нами не проводят… Последнее собрание вот только недавно было, когда ГТРК приезжала. А до этого – в марте было. Я спрашиваю – а какая повестка дня? О переселении. О каком переселении? Давайте о качестве жизни поговорим! Об улучшении качества жизни!

Здание бывшей школы и детсада в п. Атка
Школа была закрыта лишь в 2016 году

Геннадий:

– Планы такие: воду будут нам возить с Палатки. Я говорю – а как машина доедет? 45 градусов мороза – с водой? Мы когда на пожарке зимой если куда-то едем, мы воду сливаем. Иначе она перемерзнет. Как они это будут делать – не знаю. «Абэшки» нам дать, уголь кучу вывалят или же там будем брать – не знаю. Это вот такая перспектива.

Татьяна:

– Это вот они нам так улучшают. Понимаете, улучшают!

Бывшее здание пожарной части

Геннадий:

– При этом говорят – переселяйтесь. Даже если так – куда? Дом (на Палатке) уже занят.

Татьяна:

– Но мы и не хотим переселяться! При этом нам говорят: сегодня Атку содержат за счет Палатки. Как это так? Деньги на наше содержание выделяются. Нам говорят – денег никаких нет. Нет, товарищи, это неправда! В 131-м федеральном законе четко прописано, ч то муниципальные образования обязаны обеспечить горячее и холодное водоснабжение, связью, отоплением… Это федеральный закон! Его нельзя нарушать. А нам говорят, что на нас деньги не отпускаются. Мы же думаем, что власть решила сэкономить на нас, жителях поселка Атка. Поэтому была вкинута информация в марте, людей напугали, что по осени мы отключим вам и отопление, и холодную и горячую воду, и свет… И люди начали бояться. Но они бы не сдвинулись, а многие и сейчас не хотят уезжать.

Геннадий:

– Даже те, которые получили квартиры, говорят: если все останется – мы не поедем туда. Бросим эти квартиры и не поедем. Многие так говорят.

Татьяна:

– Получается, что сейчас это похоже на шантаж.

Виктор:

– Про меня бывшая глава наплела, что Завьялов уезжает, котельную некому будет ремонтировать… Котельная почти на мне и держалась, если честно сказать. И говорили про меня, что я купил квартиру на Снежке, потом – что уже и в Магадане я купил квартиру… Распускают слухи, что якобы я уезжаю.

Геннадий:

– А люди думают, что если Завьялова не будет, то все – ничего не будет.

Татьяна:

– Был у нас и еще человек – Шмидт. Но так, как они обращаются с людьми… Его раз попросили помочь, сделать, он сделал – не заплатили. Второй раз, третий… На четвертый раз он сказал: меня больше не беспокойте.

Геннадий:

– Он сделал очень много работы для поселка, а ему не оплатили. Только обещания. На собраниях мы все за него просили – человек очень много сделал для поселка. Все, сейчас только Виктор.

Татьяна:

– А теперь тепло, любой колодец – все на Викторе. Поэтому они понимают, что надо выбить такое звено, без которого наш домик просто рассыпется. Вот они так и делают.

Виктор:

– Я спрашивал главу – сколько на нашу котельную за последние 3 года денег выделяли? Он ответил, если бы ты заранее спросил, я бы подготовился. Но я то знаю: получили мы только 2 двигателя в позапрошлом году, по 30 киловатт на дробилку, и 2 швеллера по 6 метров. Вот это все за 3 года нам дали на ремонт дизельной и котельной. А остальное все – мы сами! Металл там отрежем, там возьмем…

Котельная п. Атка
Котельная п. Атка

Геннадий:

– Еще есть, где вырезать… Поселок большой был в свое время… Разворовывать мы его не даем так внаглую. И даже сейчас вот Виктор говорит: если все это оставить – это будет работать.

Виктор:

– Нам бы 150-ку бы оставили, мы перетащили бы ее сюда на «качку», и водокачка бы работала и котельная. Котел один поставь и будет все работать.

Татьяна:

– Кстати, о водокачке. Когда вам раздали квиточки о сокращении?

Водокачка п. Атка
Водовод п. Атка

Виктор:

– с 1 октября мы уже не работаем. Вот Надежда, работала на водокачке. Сейчас водокачка закрыта. Никто за ней не наблюдает. Она работает, понимаете? В своем режиме.

Геннадий:

– Надо, чтобы один человек контролировал ее, хоть ночами, и все, больше ничего не надо!

Наталья:

– А не дай Бог сейчас что-нибудь случится, и это будет уже все!

О.Д.:

– То есть важнейший инфраструктурный объект сейчас брошен на произвол судьбы? А если он «грохнется»?

Геннадий:

– Ну, Виктор не допустит, «не грохнется»! Пока он здесь, он этого не допустит.

Татьяна:

– Потому, что мы сами в этом заинтересованы. Глава района Б.Соколов понял, что мы заинтересованы, и обещал в следующий приезд, что подумает. Вы мне посчитайте, какое количество людей здесь остается на проживание, и тогда я вам скажу окончательно, оставляем мы вам что-нибудь или нет. Но ничего конкретного не обещал. А нам просто интересно: муниципальное имущество. Вот это все – муниципальное имущество. Вот когда из брошенного банка простой смертный хочет взять шлакоблок – ему нельзя. Но нашлись такие особенные, кому можно!

Мы очень обеспокоены. Сейчас к нам поедут вандалы. Будут пытаться все резать, ломать. Но если вы поселок не закрываете, вы тогда решите с этим имуществом, обеспечьте его охрану и сохранность! Приглашайте оценщиков, независимую экспертизу.

Геннадий:

– Сейчас сюда хотят завод со Стекольного перевезти. Там завод дымит, люди начали жаловаться, теперь его поставят в Атке. Возможно, с этим связано желание, чтобы здесь людей не было, чтобы снова не начались жалобы?

От имени редакции интернет-газеты “Говорит Магадан” сообщаем, что берем тему Атки под свой журналистский контроль. В ближайшее время обратимся за комментариями к руководству Хасынского городского округа и в правительство Магаданской области. Обязательно опубликуем их позиции и меры, предпринимаемые властью для обеспечения жизнедеятельности поселка Атка, который никто официально не закрывает. 

Контейнерная площадка для сбора мусора в поселке Атка