Главная Интервью О.В. Дудник в авторской программе Татьяны Брайс "Честный разговор" на радио "Карибу...

О.В. Дудник в авторской программе Татьяны Брайс «Честный разговор» на радио «Карибу Арт» 104,2 FM

— В последнее время стали чаще появляться гости в нашем эфире, и мы, конечно же, всегда рады всем, кто решил зайти к нам на чашечку кофе, на чашечку чая, и сегодняшний гость, конечно же, не исключение. Всем добрый день, друзья! Еще раз хочу огласить всем, что прямо сейчас начинается «Честный разговор». В общем, приходят к нам всевозможные политические деятели, дело в том, что мы, как раз-таки для таких людей «Честный разговор» и создавали. И сегодня у нас в гостях член Общественной палаты города Магадана, президент магаданской «Ассоциации социологов», кандидат социологических наук Олег Дудник. Здравствуйте, Олег Владимирович!

— Добрый день!

— Дело в том, что очень долгое время… Ну, с Олегом Владимировичем всегда есть, о чем поговорить, очень долгое время вы так глубоко были погружены в социально-политические процессы, которые в нашем городе происходят, и можно, наверно, даже сказать, что в этом вопросе вы – эксперт, в какой-то части.

— Спасибо!

— Давайте тогда поговорим о каких-то тенденциях, как раз-таки, в политическом пространстве, о том, что происходит в Магадане, на Колыме в целом. Так вот, с вашей точки зрения, что изменилось за последний год?

— Добрый день, уважаемые радиослушатели. Действительно, можно поделиться моим наблюдением, собственным. Мне кажется, например, что за последний год изменилось, вот как бы это парадоксально не звучало, и очень многое, и одновременно – почти ничего. Такое ощущение, оно не уходит при мониторинге новостных лент, анализе того, что происходит. В подтверждение такого тезиса хочется привести, наверное, такой пример: с приходом нового губернатора из Нижнего Тагила, мне кажется, магаданцев, колымчан вообще перестали спрашивать о чем-либо. Я имею в виду такие, фонтанирующие мегапроекты, которые сегодня широко продвигаются, направленные в основном на то, чтобы что-то построить глобальное. Ну возьмем, к примеру, продвигаемый Носовым мега-ФОК «Президентский» за 2,5 миллиарда рублей. Вы знаете, я, наверное, только часть вопросов смогу озвучить, которые массово обсуждаются в соцсетях, потому, что местные СМИ, к сожалению, эти темы не обсуждают. Первый вопрос: для кого Сергей Константинович пытается строить этот ФОК? 30 лет подряд северян выдавливают отсюда. Я, как коренной северянин, на этой территории родившийся, могу сказать, что последние 30 лет мы наблюдаем эту тенденцию, когда не принимаются необходимые своевременные меры, чтобы поддержать жителей Крайнего Севера. Наоборот, принимаются какие-то законы, которые ставят нас в дискриминационное положение. Вот закон, всем известный, о нем уже десятки лет, наверное, речь идет – это оплата проезда в отпуск, которая для частного сектора возложена на плечи работодателей. Ну это же федеральный закон! И неужели мы с вами можем считать, что федеральный законодатель или органы власти «не понимают», что, фактически, они переложили государственную функцию, государственное обязательство, на частный сектор? Это все ставит, конечно, в неконкурентоспособное положение наших предпринимателей и ведет, в том числе, к сужению прав работников, которые работают в этих структурах.

Ну так вот, вернусь. У нас цены в 3-5 раз выше, чем на материке. Условия жизни – несопоставимы с центральными регионами. Жилье не строится десятилетиями. Я когда работал в мэрии, мы очень много занимались продвижением проекта новой школы, так вот, школы новой в Магадане 30 лет нет! Тридцать лет!

— Но обещают…

— Обещают, да… Все отсюда уезжают, все отсюда бегут. Для кого собираются строить за 2,5 миллиарда ФОК? Для «вахты», полные самолеты которой летят теперь в Магадан в любое время года? Ну, может быть… Но вахтовикам некогда плавать в бассейнах в Магадане – они пашут на вахте! Они зарабатывают деньги. Если бы это были какие-то негосударственные деньги, эти 2,5 миллиарда, ну вопросов бы не было! Хозяин – барин, строй, что хочешь. Хочешь – ФОК, хочешь – кукурузу на Севере выращивай… Но 2,5 миллиарда – это бюджетные, то есть народные наши с вами деньги, сложившиеся из наших налогов, и в том числе из украденных у нас пенсий. И мне, как члену Общественной палаты, совершенно непонятно, как и кем именно принималось решение о стройке этого ФОКа. Где мнение людей? Почему нас никто с вами не спросил – хотим этот «золотой» или «платиновый» по цене ФОК, или может, жителям важнее получить уже гарантию возможности недорого вылететь в традиционно нужные северянам даты из Магадана на материк?

Ну есть вопросы, конечно, и к самому проекту ФОКа, я говорю, только часть можно озвучить… Ну, например, я слышал в новостях, там предусмотрен всего лишь 25-ти метровый бассейн. Это в ФОКе за 2,5 миллиарда рублей! Я хочу сказать, у нас все спортсмены, занимающиеся плаванием, они меня сейчас поддержат. Давно идет речь о том, что в регионе, в городе нужен 50-ти метровый бассейн, чтобы вывести уровень тренировок, соответственно, и спортивных достижений, на новую высоту. В Магадане есть 25-ти метровый бассейн. На ул. Октябрьской планируется построить еще один, такой же 25-ти метровый. И не за 2,5 миллиарда! Почему в этом проекте не предусмотреть вот такой нормальный, современный и масштабный объект для пловцов – совершенно не понятно. Вот это пример, наверное, того, что не спросили. То есть было принято решение, взят типовой проект и как часто это бывает, пытаются его внедрить, «привязать» к конкретному региону. Ну и еще один аспект. После того, как это проект, скорее всего, построят, я иллюзий не питаю, думаю, что «продавят» эту стройку, слишком много заинтересованных «ставок» поставлено на этот проект… Мы можем столкнуться с такой ситуацией: Сергей Константинович у нас человек приезжий, и так, честно, думаю, что он не мечтал в своей жизни идти на выборы губернатора Магаданской области. Ну, губернатором он, наверное, мечтал быть, но не Магаданской области… И ходят слухи, и так, наверное, сложится, что по истечению срока его полномочий, а может, говорят, раньше, Сергей Константинович нас покинет. Но ФОК за 2,5 миллиарда у нас останется и его нужно будет содержать! Это достаточно глобальное строительное сооружение, даже отопление которого, будет «стрелять», ну, мы понимаем – по нашим ценам, на какие суммы. Я вот в сентябре был в отпуске у своего родного брата в Нижнем Новгороде, и там – схожая ситуация. К чемпионату мира во многих крупных городах были построены суперсовременные и супердорогие спортивные объекты. Такая арена была построена и в Нижнем Новгороде. Даже не буду говорить, сколько там сотен миллиардов рублей… Сейчас городские и областные власти этого субъекта Федерации, на балансе которого теперь осталась эта арена, дают объявления: проводим свадьбы, корпоративы, пожалуйста, приходите… Торговля – если хотите поторговать… то ест нечем заполнить этот объект! А содержат его 300 миллионов рублей «повесили» на бюджет в год! И этот момент сейчас почему-то вообще не обсуждается… Я считаю, что это такая очень важная тема, которая должна быть известна людям, потому, что, еще раз говорю, ФОК – останется, а Сергей Константинович – уедет. С ним останутся и проблемы по содержанию, а наш «дырявый» колымский бюджет мы все с вами знаем. Причем он в этом году, судя по новостям и выступлениям депутатов областной Думы сократился на сумму около 10 миллиардов рублей. Сократился! Так что, не все так просто…

— Раз уже затронули тему проезда в отпуск, и вообще отъезда колымчан, вопрос с билетами – постоянно остается открытым. Я думаю, что как-то сложно его урегулировать… Но новый авиамаршрут Магадан-Екатеринбург появился. С вашей точки зрения – как-то повлияет? Снизит летнюю напряженность авиаперевозок? Потому что мы буквально позавчера тут с коллегами обсуждали, что билетов дешевых уже сейчас нет и надо что-то делать… И нам сказали: ну есть теперь рейс Магадан-Екатеринбург! Лети, брат, в Екатеринбург, чем тебе Урал – не место для отдыха?

— Ну да, приятно, что можно отметить, что вообще предпринимается какой-то шаг по разруливанию этого авиаколлапса – у меня других слов нет, который сложился в 2018 году летом… Кстати говоря, уже в бытность врио губернатора Сергея Константиновича. Это говорит о том, что пытается власть что-то делать. Но у меня опять возникает вопрос: а почему Екатеринбург?!

— Вот!

— Сергей Константинович, а почему не Санкт-Петербург? Почему не Краснодар? Почему не другие города, которые, традиционно являются местами летнего отдыха колымчан? В Екатеринбург вот я, например, никогда бы не планировал в отпуск поехать, и я думаю, меня поддержат многие.

— Ну его и сложно представить транзитным городом…

— Ну нам именно так и говорят…

— Все в основном летают через Москву. В Екатеринбург, мне кажется, сложно, для того, чтобы туда долететь, а потом уже оттуда куда-то на Краснодар, например, в тех направлениях… Не представляю как транзит Екатеринбург. 

— Ладно, давайте отойдем от спора о том, полетят ли магаданцы в Екатеринбург и сколько магаданцев полетит в Екатеринбург… Вернемся к вопросу о том, а нас кто-нибудь спросил о том, что есть такой ресурс, будут выделены бюджетные деньги, есть авиакомпания, может быть была бы и другая найдена авиакомпания, и мы добавим какие-то рейсы, для того, чтобы решить эту проблему. Уважаемые колымчане, вы куда хотите?

— Ну вы уже который раз говорите за наш эфир, тут всего-то 15 минут мы в эфире, о том, что нас не спросили… Каким образом нужно нас спросить?

— Слушайте, я хочу сказать, что в эпоху «открытых правительств», это специальный проект, который был запущен областной администрацией при предыдущем губернаторе, в эпоху «открытых магаданов», проект, который я запускал лично на уровне города, и других ресурсов, сейчас не стоит проблема – как спросить людей, как понять, что они думают и как собрать их мнение. Сейчас даже федеральное законодательство обязывает при благоустройстве какой-то территории, например, парка или еще чего-то, проводить голосование. Пример – мэрия города Магадана не раз это делала. То есть мнение людей собирается: что вы хотите? Что вам отремонтировать? Вот есть такие-то деньги… Здесь аналогия должна быть именно такой, еще раз подчеркну – это принципиальный момент, это не какие-то второстепенные вещи… Потому, что к чему это приведет? Есть опасения тех же экспертов транспортной отрасли наших, магаданских, что этот проект с треском провалится. Не будет загружен рейс, авиакомпания понесет убытки и так далее…

Наверное, теперь будут заставлять бюджетников лететь в Екатеринбург, я думаю, что будут насильно покупаться эти билеты, выдаваться требования, чтобы загрузить как-то… Но кто от этого выиграет? Я думаю, что человек, который работает в бюджетной организации и если ему не нужно лететь в Москву через Екатеринбург, наверное, не вспомнит хорошим словом основателя этой идеи. Это шаг очень неправильный, и неправильный он был именно на первоначальной стадии. Нужно отметить, что если на обосновывают, что, оказывается, до прихода Сергея Константиновича, десятки тысяч магаданцев сидели и ждали, как же им полететь в Екатеринбург, я могу сказать, что S7 Магадан-Новосибирск-Екатеринбург хоть прямо сейчас можно купить за 17 тысяч рублей. Авиакомпания S7. Нам же предлагают за 30 тысяч. Ну то есть мы понимаем, как это все происходит…

— В соцсетях вы такой, очень активный пользователь, при этом, как мне кажется, уже очень-очень много лет, наверное, только с появлением твиттера, вы уже там оказались… И обычно, так скажем, без купюр, жестко высказываетесь и высказываете свою точку зрения, вот по поводу привилегий всевозможных, которые есть у чиновников. Действительно ли вы считаете это актуальным?

— Вы знаете, я даже уверен в том, что именно сейчас, в наше время, эпохи, когда почему-то стало не принято о каких-то вещах говорить вслух, эта тема, тема привилегий – очень важна для публичного общественного обсуждения. Недавно, в частности, я писал о своей позиции, например, по вопросу полетов бизнес-классом в Москву и из Москвы в Магадан сенатора от Магаданской области Широкова Анатолия Ивановича. Я уверен, что, естественно, не только он летает из чиновников высокого ранга бизнес-классом, но вызывает закономерное возмущение именно то обстоятельство, что это все происходит за счет бюджета.

— А вы сами бизнес-классом не летаете?

— За свой счет если бы летал любой губернатор и так далее – ну нет проблем! Я ведь ставлю вопрос не о том, чтобы им должны быть запрещены полеты, а о том, что это не должно происходить за счет наших с вами средств. Я еще раз подчеркну: бюджетные средства – это не средства чиновников. Это средства наших налогов. Ну и вообще, если так посудить, давайте абстрагируемся и поразмышляем спокойно. Ну скажите, ну есть хоть одна причина, объективная и которую бы приняли бы люди, почему тот же Анатолий Иванович должен летать бизнес-классом за счет бюджета?

— Ну у меня такая, своеобразная точка зрения – перебью вас, на вопросы вообще полетов в бизнес-классе, уж простите за такие крамольные мысли… Когда самолет будет падать – там будет все равно, в каком бизнес-классе или не бизнесе летишь…

— Не дай бог, конечно…

— Не дай бог, конечно! Но я как-то к этому так отношусь. Да, согласна, там разница в билетах – раз в пять…

— Ну да, конечно, цена – это раз. Но давайте тогда немного пошире возьмем. Ну хорошо, вот депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации – ну не только же бизнес-класс мы с вами должны тогда обсуждать. А служебные апартаменты в Москве? За счет бюджета. А зарплата свыше 400 тысяч рублей – в месяц?! У нас многие медсестры в наших магаданских больницах в год зарабатывают меньше!

— Хорошо, сенатор получает эти деньги из местного бюджета?

— Нет, это федеральный бюджет. Но это все равно – бюджет! Речь не о том, что есть вопросы к конкретному сенатору. Хотя на самом деле об этом можно было бы сказать. Я прекрасно знаю Анатолия Ивановича. И сказать: Анатолий Иванович, да откажись ты от этого бизнес-класса – вот я сейчас обращаюсь. И люди тебя поддержат, и ты заработаешь себе дополнительные почет и уважение! Это ведь не та вещь, за которую нужно держаться! Мы знаем наших колымчан, и все эти вещи должны, конечно, обсуждаться. В 80-е годы, кстати говоря, на волне гласности и так далее, если вспомнят люди ту эпоху – тема привилегий очень широко обсуждалась. И именно то недовольство людей и смело властвовавшую тогда коммунистическую элиту. Вот не сделают товарищи правильных выводов – сметет и эту. Об этом нужно тоже думать.

— Давайте в жизнь городскую все же окунемся. Привилегии – привилегиями… Пусть это, наверное, остается на совести каждого чиновника, потому что лишь в его власти отказаться, сказать – нет, ребята, я не хочу, мне не надо… Чего уж там кривить душой, многие из нас, если бы оказались на местах чиновников, которым полагаются привилегии, на вряд ли бы от них отказались…

— А вот рядом у нас пример – мэр Якутска, женщина, недавно избранная, слушайте, продала машины, эти, внедорожники… Все-таки есть примеры того, могут поступать.

— В город возвращаемся. Вы когда работали в мэрии, уже тогда начал подниматься вопрос о безнадзорных собаках. Вы с этим вопросом тоже знакомы. И как житель Магадана, и сейчас, я так думаю, в курсе всех этих дел…

— Отслеживаем эту ситуацию…

— Последний случай вот… Почему нельзя ничего сделать? Ну в других крупных городах ну нет такого засилья этих безнадзорных животных!

— Действительно, сравнивая тот же Питер или Москву, или другие крупные, гораздо большие по числу жителей населенные пункты, с Магаданом, каждый, кто ездит в отпуск или в командировки, может сказать, что там своры вот этих бродячих псов на улице никто не видит. Ну, знаете, на эту тему есть такой старый анекдот, который, возможно, будет здесь к месту. «Один старый еврей прославился на всю округу тем, что умел-таки заваривать самый вкусный и ароматный чай. И вот, уже перед смертью, собрал он своих друзей и родственников. Тогда один из них сказал:

— Дядя Шлёма, вы всегда готовили такой бесподобный чай. Но вы никогда ни с кем не делились его рецептом. Раскройте нам этот секрет, хотя бы теперь.

Тогда старик, не поднимая головы с подушки, жестом попросил всех, кто стоял у его кровати склониться к нему, прямо к его губам. И когда они приблизились, дядя Шлёма прошептал:

— Евреи, не жалейте заварки!».

Мораль сей басни такова: чтобы получить результат, нужно адекватно вложиться. Ситуация, конечно, запущенная. Она деградировала долгие годы. Наверное, лет 15-20 последние. Сейчас популяция этих безнадзорных псов очень большая. Подсчеты были разные, и Общественная палата города считала, и КЗХ считал, и Общественная палата области подключалась и выдавала свои оценки, и научные сотрудники считали… Но даже при разнице в цифрах можно сказать, что их действительно очень много. Но денег ведь на решение этой проблемы ведь не выделяется необходимых, которые бы могли качественно и быстро переломить ситуацию. Я знаком с этой ситуацией в период своей работы и могу сказать: люди должны понимать, что вообще это полномочия государственные – отлов безнадзорных собак. То есть – субъекта Федерации. Они переданы, потому что ни один губернатор не любит заниматься отловом собак… Это, наверное, не очень, «бъет» по их репутации, как они считают… И они просто не спрашивая муниципалитеты приняли закон областной Думы о том, что передать эти полномочия на уровень муниципалов. Не только города, но и городских округов. Правда, забыли передать необходимые деньги при этом – на исполнение этих полномочий. Те средства, которые заложены – это «мертвому припарка». Ну и что могут сделать муниципалы в такой ситуации? Делают, что могут в рамках этих денег. Других средств они добавить сюда не могут – бюджеты муниципальные, они дырявые, еще хуже, чем областной. Поэтому – нет политической воли на уровне тех, кто должен это финансировать, а это – область. Соответственно, нет и результата. И единственное, что можно здесь сказать, до тех пор, пока эта ситуация не изменится – эти случаи трагические будут продолжаться. При этом нужно сказать – не только в деньгах дело. Но в них – в первую очередь. Без денег мы не можем что-то предпринять, что-то закупить, организовать, нанять и так далее. Но параллельно есть множество вопросов, которые тоже не решаются годами. Например, Магадан окружен разными базами: продуктовыми, строительными, всякими разными. И мы все прекрасно видим, как это все там происходит. Подкармливаются там эти стаи, они там живут, фактически, на этих территориях. Им пробежать до центра города – 5-10 минут. Они так и мигрируют в течение дня. Все это уже достаточно изучено и известно. Поэтому, до тех пор, пока не будет уничтожена кормовая база вот этих вот «ничейных» собак, эта популяция будет развиваться.

— Ваша личная точка зрения на это… Вот все мы все-таки из Советского Союза.

— Да, совершенно верно.

— Не было в нашем детстве столько собак.

— Не было.

— И мы знали прекрасно, что ночью приезжают и отстреливают. Я в детстве это прекрасно знала. Мы знали, что если собака выбежала без ошейника, то все – утром ты ее уже не найдешь. Как-то все это делалось, на все хватало сил. Не было, наверное, таких ярых зоозащитников, как сейчас, как «Зооспас», который очень за это бьется… С вашей точки зрения, все-таки нужно приюты организовывать, стерилизовать? Опять-таки, это все стоит денег – содержание ветврачей, содержание самого приют. Зарплаты людям, которые там будут работать. Это все деньги, и где-то их брать нужно. Или все-таки заниматься, как в советские времена, отстрелом?

— Я хочу сказать, что недавно принят закон на федеральном уровне «Об обращении с животными», где, к сожалению, тоже лишь частично решается вся эта проблема. Федеральный законодатель, федеральная власть дает всем посыл в этом законе – гуманистический. Люди, относитесь к животным бережно, нельзя с ними то, нельзя с ними так и так и так. Речь, как раз, идет о приютах и так далее. Но только не выделяют для этого денег! Возникает странная ситуация, когда под флагом гуманизма законодателем федерального уровня ставятся ориентиры, которые, в целом, конечно, правильные. Ну никто ж не хочет, чтобы были там живодеры, конечно нет! Мы все против этого. Но вы эти гуманистические ориентиры ничем не подкрепляете. Это – безответственная политика. Что касается того, какие меры применять, когда оно вот уже, во дворе происходит, я думаю, что в экстренных ситуациях все механизмы хороши, и, те же сотрудники полиции имеют право применять табельное оружие при возникновении угрозы жизни человеку. Все это происходит не только с собаками. С медведями тоже, мы с вами знаем, что тоже проблема бывает сезонная. Отстреливают же их. По ситуации…

— По ситуации, понятно. Просто когда происходит очередной случай с нападением собак, читаешь комментарии в социальных сетях, и диву даешься, что кричат – нужно ставить жизнь собаки на одну ступеньку с жизнью ребенка… Я с этим категорически не согласна. Пусть меня закидают тапками, когда я выйду из студии. Но нет – дети есть дети, люди есть люди. Наша жизнь – намного ценнее. Еще одна для многих острая проблема – строительство крематория. Все это было как-то спущено на тормозах. Сначала была громкая кампания в СМИ по освещению всего этого а потом – раз, и тишина. У нас в новостях вчера было, что на следующей неделе пройдут общественные слушания на Уптаре и в мэрии Магадана. Можно спрогнозировать, как вообще все это закончится, если взять в расчет аргументы всех сторон, все «за» и «против»?

— Вы знаете, я воздержусь от прогноза, хотя мне кажется, это история, которая раздута. То есть нет в ней, на самом деле, конфликтного основания или конфликтной составляющей, которая могла бы подливать масла в огонь общественной дискуссии. Я уверен, что за всем этим стоит, в общем-то, один человек – архиепископ Иоанн, который изначально инициировал перевод обсуждения этого достаточно обычного вопроса…

— У вас же в соцсетях с ним даже по этому поводу конфликт был?

— Было, ну, не конфликтом я бы назвал это. Очень острая дискуссия. Да и не только в соцсетях – мы встречались на заседании Общественной палаты и друг другу в глаза это все говорили. Я, в общем-то, сейчас никаких новых вещей не скажу. Я просто помню, как это все начиналось в августе 2016 года. Именно он перевел эту тему конфликтную в формат противостояния даже губернатора и мэра. Были задействованы какие-то непонятные ресурсы, рычаги, визиты были его в Городскую Думу, давление на депутатов, сбор подписей за отставку мэра и какая-то другая вся чепуха, которая перевела этот конфликт в острую ситуацию. Потом, наверное, осознав, что стороны «погорячились», какое-то было решение, что называется, «замять для ясности». Но проблема никуда не делась и на самом деле заключается в чем – вот почему церковь так активна здесь? Именно в Магадане? Мое мнение следующее: архиепископ Иоанн, как в принципе сейчас и губернатор, это люди приезжие. Это не магаданцы. Они «порулят» и уедут отсюда. Оценивают их деятельность и будут оценивать – не в Магадане. Оценивают их в Москве, у каждого – в своей «епархии». Одного оценивают по количеству построенных церквей, или по так называемому контролю религиозной обстановки. Другого оценивают по количеству построенных ФОКов и других вещей. И вот ради этого люди-то и стараются! Они нам это все сейчас демонстрируют. На самом деле проблема очень простая. Нет никакого здесь противостояния и никто не должен друг другу диктовать какие-то правила. Есть закон. Я об этом говорил и в 2016-м году, и на заседании областной Общественной палаты тогда, и конкретно архиепископу Иоанну уважаемому я это все акцентировал7 Есть федеральный закон № 8 – ФЗ от 12 января 1996 г., который содержит статью 3 «Погребение», в которой указано, я вот прямо цитату приведу:

Настоящий Федеральный закон определяет погребение как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими «санитарным» и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в «порядке», определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

В других российских городах есть крематории? Есть, ближайший к Магадану – в Хабаровске. Я знаю, что многие люди вынуждены возить своих усопших родственников туда на кремацию, чтобы выполнить их последнюю волю.

Кто принимает решение о том, как должен быть захоронен конкретный человек? Есть статья в федеральном законе, гарантирующая свободу волеизъявления человека по данному вопросу:

Статья 5. Волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти

  1. Волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти (далее — волеизъявление умершего) — пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме:

— о согласии или несогласии быть подвергнутым патолого-анатомическому вскрытию;

— о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела;

— быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими;

— быть подвергнутым кремации;

— о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу.

И всю эту нелепую дискуссию, все эти споры можно свести к тезису: кто будет принимать решение о том, как мне или вам, каждому конкретному магаданцу, хоронить своих близких? Мы сами или Иоанн? У нас в стране церковь отделена от государства. 

Поэтому когда начинаются вот эти, «психические» дискуссии: «вы что, будете нас сжигать?» или другие какие-то аргументы звучат абсолютно неадекватного характера…

— Среди моих знакомых в 2016 году, когда эта тема была у всех на устах, я спрашивала, по-моему. 90 % высказались за то, чтобы их кремировали…

— Ну это выбор каждого! Вот давайте так: мы не навязываем никому, но я, например, говорю: я хотел бы, чтобы меня кремировали…

— Более того, ведь это еще с экономической точки зрения…

— Очень важное замечание!

— Еще: места на кладбище почти не осталось.

— Ну его практически нет. Но дело не в этом. Традиционная процедура захоронения тела усопшего так, как это принято и церковными обрядами, она на самом деле намного дороже! Это бремя вынуждены нести сейчас все в Магадане, вне зависимости от своего социально-экономического положения. У нас бедных людей очень много. Слушайте, вы хотя бы с этой точки зрения не давите на них! Может быть они хотя бы из-за этого имеют право выбрать альтернативный вариант, который законом подтвержден. Почему какая-то часть людей диктует остальному населению города Магадана какой-то один вариант захоронения?

— Ну вообще, с вашей точки зрения, чем была продиктована эта вся искусственно созданная шумиха?

— Как я уже сказал, на мой взгляд, это попытка заработать себе хорошую оценку по своей вертикали власти со стороны церковных служителей…

— А почему это должно было заслужить положительную оценку, если церковные власти вышестоящие тоже понимают, что это в принципе противоречит закону? Запрет строительства крематория…

— Мы же понимаем – есть определенные религиозные догмы. Они имеют место быть. Но при этом – у нас же не 100 % верующих! У нас, во-первых, религия – не одна в стране, давайте с этого начнем. И в Магадане в том числе. Какое количество людей, которые не верят в Бога – атеисты? То есть – нельзя говорить за всех! И наличие крематория – никак не повлияет на права верующих людей. Вы как хотите быть захороненными традиционным способом – так и будете, ели это ваша воля! Но почему вы диктуете всем остальным? Этот вопрос – он самый принципиальный, но о нем почему-то не принято говорить. Идет навязывание определенных стереотипов. Правда эксперты некоторые выражают еще одну точку зрения: а может быть идет лоббирование интересов похоронных бюро? Это же бизнес.

— Вот, кстати, здравая мысль. Вы к чему, сейчас, наводите наших радиослушателей, чтоб они в ту сторону… Не надо!

— Я не навожу. Нет! Я просто говорю о том, что есть разные версии того, почему такое ярое сопротивление идет, ну и почему бы о них не поговорить? Мы не находимся, я надеюсь, в каком-то 37-м году, правильно? У нас свобода слова, в конце-то концов!

— Сегодня вечером состоится заседание Общественной палаты города Магадана, и вы, вероятно, тоже примете участие. Что будет обсуждаться?

— Из повестки, которую мы получили, выделил бы первый вопрос, который и стоит, наверное, не зря первым. Пригласили на заседание Общественной палаты нового, не так давно назначенного главного архитектора Магаданской области Евгения Кадулина. Он будет информировать общественников о новых планах по застройке города Магадана. Анонсированы эти планы были широко, масштабно. Соответственно, возникает много вопросов. Мы все здесь живем в реальной жизни, очень интересуются многие магаданцы словами приезжих менеджеров разного уровня, что мы вас «сад» здесь построим в ближайшее время. А что мешало строить его вчера? Почему этого не было? Нам приводилась куча аргументов, почему тут ничего не строится и невозможно построить. Теперь новая тема: нет, все будет, и прямо сегодня мы начинаем… Возникает много вопросов, мы хотим их задать, чтобы из первых уст получить вразумительные, обоснованные ответы и в дальнейшем помочь довести эту информацию до широких слоев населения. Ну вот новый микрорайон нам обещают в Нагаево. Это очень хорошая идея! Просто мы понимаем, какие огромные деньги для этого нужны. Возникают вопросы по стоимости квадратного метра. С приходом новых тагильских менеджеров часто проходила информация о том, что они были очень недовольны ценой на квадратный метр строительства жилья, которая сложилась в Магадане – 100-120 тысяч рублей за квадратный метр. Они позволяли себе такие упреки: вы тут все воруете! Я со многими лично знаком коллегами-госслужащими и они, конечно, об этом говорили. А вы знаете, что после «Строительной сессии» интересная информация прошла, некая, опять же – не магаданская фирма получила заказ на проектирование и строительство этого микрорайона, и там – 135 тысяч рублей квадратный метр! А что, так можно было? – у меня возникает вопрос. Просто это интересно очень, чтобы нам объясняли все, что происходит. Сейчас такое время – челюсть иногда падает, и хочется спросить: а как так?

— Сейчас, по-моему, очень часто задаваемые вопросы, когда люди обсуждают все эти темы, действительно, один из них – «А что, так можно было?», и второй вопрос по частоте задавания друг другу – «Серьезно?»… Давайте, наверное, будем завершать. У меня «блиц» к вам. Обычно тем, кто приходит первый раз к нам на эфир в гости, мы для них «блиц» проводим. Короткий вопрос и короткий ответ. Мой любимый, я всегда с него начинаю свои вопросы: если бы у вас была какая-нибудь суперспособность, что бы вы хотели, что бы это было?

— Суперспособность? Читать мысли.

— Дальше. Это, кстати, очень много о человеке говорит, когда он отвечает на этот вопрос. У каждого человека есть друзья, конечно, и если они есть – то сколько человек, вот, навскидку, ну вот – точно у меня столько друзей. Ну и про врагов хотелось бы узнать, сколько их у вас?

— Не знаю, как у многих других, у меня период жизни такой – 45 лет, не такая уж молодая эпоха, у меня, наверное, количество врагов значительно превышает количество друзей, может быть, в десятки раз…

— А количество друзей?

— Двое.

— Какие мечты из детства воплотили в жизнь?

— Не все.

— Но какие-то удалось?

— Какие-то удалось, да… Но когда мечта воплощается, она перестает быть мечтой.

— Но появляется новая.

— О воплощенных сейчас сходу сложно сказать…

— Представим, что у вас есть час аудиенции с президентом РФ. О чем бы вы ему рассказали?

— О том, что происходит на самом деле.

— Где?

— О том, что окружает нас здесь, на Колыме.

— Попали бы на необитаемый остров, какие три вещи с собой взяли бы?

— Виски, сигару и зонтик)    

— На необитаемый остров же надо что-то такое брать… Ладно, спасибо, Олег Владимирович! Напоминаю нашим радиослушателям, гостем нашего эфира был член Общественной палаты города Магадана, президент магаданской «Ассоциации социологов», кандидат социологических наук Олег Дудник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.