Олег Дудник: новые регионы Донбасса изменят всю Россию

495

Говорит Магадан, 5 декабря 2022 г. Продолжаем публиковать тексты состоявшихся интервью на радио “Карибу Арт” 104,2 FM в проекте нашего главного редактора Татьяны Брайс “Честный разговор”. Снова гость в ее эфире – Олег Дудник, общественный деятель, магаданский активист и руководитель медиахолдинга “Карибу” рассказывает о своей командировке на Донбасс.

– «Честный разговор» на радио «Карибу Арт», в студии Татьяна Брайс, и сегодня в гостях у нас профессиональное социолог, аналитик, общественный активист и руководитель нашего медиахолдинга – Олег Владимирович Дудник. Добрый день, Олег Владимирович.

– Здравствуйте.

– Ну, и сразу давайте с корабля на бал, потому как Вы практически с корабля на бал, так и я. Сразу прямо «в омут» и нырнём: на днях Вы вернулись из командировки на Донбасс. Не то, что на днях, а вот буквально позавчера. Телеканал «Карибу» в своих репортажах и зоне охвата вещания в этом году вышел уже за пределы города Магадана: вещаем на всей территории Колымы, но так далеко наши журналисты ещё не ездили. Какова была цель поездки в ДНР?

– Конечно, для нашего регионального средства массовой информации это задача не совсем стандартная, не текущая. Хотелось посмотреть своими глазами на ту реальную ситуацию, которая складывается уже в новых российских регионах. Мысль была следующая: мы, как медиахолдинг «Карибу», работаем и на ТВ-площадке, и на радио площадке, в интернете есть разные средства массовой информации в составе нашего холдинга, но все эти площадки они, по нашим данным, по обратной связи, пользуются доверием у магаданцев и колымчан. В том числе потому, что мы предоставляем возможность высказываться самим людям о тех проблемах, которые их волнуют, и которые они не могут высказать в других СМИ. Поэтому сложилась обстановка доверия вокруг нашего медиахолдинга и идея была в том, чтобы рассказать нашей аудитории, нашим слушателям, нашим телезрителям, нашим читателям о том, что там происходит на самом деле, так как люди часто испытывают недостаток в такой информации, которой можно доверять.

– Насколько я знаю, Вы ездили в Ждановку, и Ждановка не очень большой населённый пункт и там нет своего средства массовой информации. То есть нет ни теле-, ни радиокомпаний, которые бы смогли, например, напрямую вести какие-то репортажи. Многие магаданцы, кстати, не знают до сих пор, что Магаданская область взяла этим летом шефство над городом Ждановка Донецкой Народной Республики. Как раз туда Олег Владимирович ездил. Хочется понять, для чего мы туда пришли? Как люди на это реагируют? Что вы там своими глазами увидели? Ну и вообще, что такое Ждановка?

– Давайте всё-таки начнём с того, что, действительно, желание посетить Донбасс было конкретизировано именно в городе Ждановка, потому что его теперь действительно связывают с нашей Магаданской областью отношения шефства, отношения дружбы, отношения поддержки и помощи, которую оказывает наш регион этого муниципальному образованию. Помощь там действительно нужна. Ну, это всем известный факт: после сентябрьских референдумов в состав Российской Федерации вошли эти регионы, то есть совершенно недавно, и многие территории еще по факту не подконтрольны на самом деле, но большая часть вот той территории, которую удалось посетить – Донецкой Народной Республики – это уже регионы в составе России. Это всё-таки территории, которые восьмой, уже девятый год находятся в так называемой серой зоне фактически. Можно говорить, наверное, о том, что очень напоминает все происходящее там, понятие, которое известно нам всем со школьной истории – это гражданская война. То есть, поскольку, действительно народы имеют настолько общие исторические корни и настолько переплетены между собой, то все, что там происходит, вражда между националистическими, скажем так, группировками, режимом киевским, и людьми Донбасса, которые, в 2014 году не признали переворот на Майдане, то есть Донбасс, традиционно русскоговорящий, который ориентирован на тесные связи с Россией, не принял тех процессов, которые в 2014 году были запущены. И, соответственно, те репрессивные меры, которые были приняты против людей Донбасса, заставили их взять в руки оружие. И вот уже девятый год там идёт эта, по сути, гражданская война. И инфраструктура, конечно, там за эти годы деградировала. Городу Ждановка посчастливилось, скажем так, за эти 8 лет не стать эпицентром боевых действий. Хотелось бы сказать о том, что эта инфраструктура – конечно, нуждается в восстановлении, потому что даже вот в благополучной Ждановке в 2014 году были прилеты, заходили ВСУ, были там не так долго – около 2 месяцев, но погибли люди, 5 человек. Я точно не вспомню, но люди называли имена, их знают, они даже говорили – это тот-то, зовут так-то, фамилия такая, вот он жил вот там-то, потому что город небольшой, общее население – примерно 10000 человек. Это было до момента начала активных боевых действий. Сейчас, конечно, население сократилось, люди уехали. В этом смысле это как большая деревня, если так можно выразиться, хотя там, конечно, и многоэтажные дома. В целом могу сказать, что не только в Ждановке удалось побывать за неделю командировки на Донбассе. В сравнении с другими городами Донецкой Народной Республики Ждановка выгодно выделяется тем, что она достаточно ухоженная и благополучная. Ну, вот ещё раз хочу сказать, что моё мнение такое: просто повезло этому населённому пункту, что он не попал в эпицентр каких-то военных действий.

– Но всё-таки где-то что-то прослеживается, потому что, насколько я знаю, там был разрушен детский сад?

– Следы некоторые есть. Ну, скажем так, ограниченные локальные боестолкновения, но там был этот детский сад, он действует. Мы поговорили непосредственно с заведующей хозяйством этого дошкольного учреждения. И вот эта женщина, она рассказала историю именно 2014 года. Тогда она была воспитательницей, только пришла работать в это учреждение. И как раз вот в это лето зашли в августе подразделения ВСУ. Там буквально в ста метрах от садика стоит недострой, он стоял и тогда, пятиэтажка, там сидели снайперы – она показывала позиции. И вот, когда начинались прилёты, то есть и ракета прилетела, в одно из крыльев этого здания детского сада, нанеся значительный урон, то работники вышли в выходной и заколачивали окна. Детей там не было, занятий не проводилось, но работники выходили на работу, и она боялась, что в этих работников выстрелят, потому что снайперы там. Поэтому такие следы есть в памяти людей, это всё имеется, но, конечно, ещё раз говорю, что та же Горловка и тот же Донецк – они в гораздо более опасной ситуации все эти годы, и там этого намного больше. В чём смысл того, что Магаданская область взяла шефство на Ждановкой? Мы теперь оказываем помощь в восстановлении, чтобы ритм жизни в Ждановке пошёл именно в то мирное, нормальное русло, которое было до 2014 года. И как раз Магаданская область помогает восстановлению всей инфраструктуры, которая была повреждена.

– И о том, что вот сегодня упомянули: вода до сих пор, к сожалению, да, там идёт по какой-то схеме, по графику определённому, и поэтому хочется узнать, чем конкретно Магаданская область всё-таки Ждановке помогает, что там уже сделано на данный момент? Вы всё это видели своими глазами, сами разговаривали с этими людьми и с теми, кто приехал восстанавливать Ждановку, и с теми жителями, которые всё это время проживают там. Поэтому из первых уст, давайте, расскажите, как все это выглядит?

– Сделано немало, нужно отметить, но всё познаётся в сравнении. Если сравнивать с другими городами Донбасса, которые просто ближе к линии фронта, и чаще всего подвергаются обстрелам – это Донецк, Горловка; Горловка вообще на передовой, ну, Донецк фактически тоже, этот донецкий аэропорт – это очень близко на самом деле к жилым застройкам. А Ждановка – 40 км от всего этого дела, соответственно, те работы, которые там проведены, они видны, и они не разрушаются. То есть, что сделано? Это дороги. Немало участков – семь, по-моему, участков больших, протяжённых, заасфальтированы заново. И люди говорят, что они благодарны, когда, как они говорят – впервые за 50 лет это сделано было, то есть задолго до начала всех этих процессов или военных действий – социальной инфраструктуре, коммунальной инфраструктуре, дорожной инфраструктуре внимания не уделяли. Детские садики: проведены работы по замене окон. Соответственно, вот до сих пор были деревянные, то есть, с советских времён садики стоят. Это, кстати говоря, говорят многие жители и других городов, с кем удалось пообщаться. Потому, что помогает не только Магаданская область. На самом деле городам Донбасса помогают практически все дальневосточные регионы. Каждый город закреплён за каким-то конкретным населённым пунктом, и работы аналогичные производятся везде. И люди говорят о том, что не только эти 8 лет они не видели этих работ или не чувствовали восстановления мирной жизни. Еще до этого, в мирное время, всё медленно приходило в упадок, потому что, ну, видимо, предыдущие власти или не обладали финансовыми средствами или желанием, или ещё что-то, какие-то были проблемы. В общем, всё деградировало плавно, долго, десятилетиями, и сейчас они, конечно, с восторгом видят, как быстро всё на самом деле можно изменить. Мы, конечно, не Москва, не Питер по темпам благоустройства и налаживания городской среды, но, тем не менее, для нас уже давно уличное освещение – это норма, но, может быть, где-то в частном секторе ещё какие-то проблемы есть, то люди очень недовольны, они это высказывают. Но в Ждановке, когда при помощи Магаданской области этим летом было восстановлено уличное освещение –современные диодные лампы поставили, люди, конечно, просто были, скажем так, очень удивлены и в шоке от того, что это может быть. И вообще, могу сказать, что многие вещи привычные для нас, нормальные, там воспринимаются иначе. В этом смысле, конечно, вот зона ДНР и ЛНР, новых других российских регионов, заставляет иначе задуматься и переоценить немножко те вещи, которые мы привыкли оценивать в своей мирной жизни. Там ценишь то, что здесь, как бы не замечаешь. Люди это очень остро чувствуют, и каждый практически встречный, когда узнавал, что мы из Магадана, магаданское телевидение, искренне и, ну, по-человечески тепло высказывал благодарность, что магаданцы здесь помогают. Были с визитом, скажем так, в одной из ждановских школ. Кстати говоря, встретились с учителями, которые приезжали летом сюда, была делегация. Очень с большой теплотой они вспоминали эту поездку, рассказывали о своих планах. Ну, в общем, на самом деле такие контакты случайные, например, на городском рынке сразу же нашлась женщина, которая бывшая колымчанка, то есть она жила здесь давно, уехала в начале девяностых и передавала привет своей знакомой здесь, в Магадане. В нашем материале этот момент присутствует, и таких людей много, потому что – ещё раз подчеркну: шефские отношения достаточно естественно легли на многочисленные кровеносные сосуды родственных отношений, которые связывали Украину и Россию, Магадан и Колыму в частности, многие десятилетия советского периода, и 30 лет постсоветского периода. Здесь очень много проживает украинцев, которые переехали и стали уже давным-давно гражданами России, работают, трудятся на благо России; там очень много людей, которые отсюда уехали – поработали здесь, заработав определённый ресурс денежный. И вот эти отношения – их не разорвать ни за 30 лет вражды, ни промывкой мозгов, потому что, ещё раз подчеркну, очень тепло там относятся, очень благодарны за ту помощь, которую мы оказываем.

– Давайте всё-таки про людей, которые туда поехали. Я имею в виду магаданцев. Почему? Зачем они туда поехали? То есть, Вы же с ними тоже общались, чем они там конкретно занимаются? То есть вот приехало какое-то количество магаданцев туда. Как они туда попали и для чего?

– Ну, начнём с того, что, конечно, этих ребят направили централизованно, то есть по поручению руководства Магаданской области. Это представители «Водоканала», представители «Магаданэлектросети», работники «Теплосети», именно люди, которые обладают соответствующими навыками. И я не буду называть фамилии, потому что мы как раз, когда с ними общались, проговаривали некоторые моменты, и этот момент был обговорён. Но мои наблюдения (я ездил с ними не раз на выезды, то есть мы про них снимем отдельный репортаж тоже вот в этой серии материалов) – я фактически пришёл к выводу, и мужикам нашим говорил – ребят, ну, слушайте, вы выполняете фактически функционал аварийной службы Ждановки; у меня вопрос – а что, тут нет аварийной службы? То есть нужно за 7000 километров приезжать с другого конца страны? На что они сказали: мы тоже, когда общались с местными коллегами с предприятия «Водоканал», то есть называется как-то так же, то они сказали, что у них просто все призваны. То есть отсутствие как бы явных каких-то боевых действий именно здесь, на самом деле периодически и регулярно сменяется вот такими фоновыми отсылками к тому, что на самом деле это всё рядом происходит, людей даже просто следить за коммунальными сетями не хватает, потому что люди воюют. То есть люди, призванные люди, защищают свою территорию и, соответственно сама социальная инфраструктура – женщины остались, семьи, остались дети, они должны ходить в садики, в школы. То есть эти объекты социальные нужно готовить к новому учебному году, в рамках начала учебного года надо следить за ними, запускать систему отопления. У них это происходит, кстати, позже, чем в Магадане, естественно, потому что климат тёплый. Ну, тем не менее, в начале ноября мы выезжали, и ребята занимались ремонтом отопления и в детских садах, и в жилом секторе, в многоквартирные дома выезжали по вызову, то есть и запускали, и меняли стояки и так далее. Таких работ много. Но, помимо этого, есть и большие задачи, то есть большие проекты, которые на тот момент, на первую половину ноября, когда я там был, оценивались, исследовались. Мы быстро упомянули о том, что там график воды, подключение воды идет сутки через двое. И в течение дня, когда она есть – очень тоненькая струйка, напора практически нет, то есть там проблемы с водоснабжением. Это происходит из-за того, что водовод пострадал в 2014 году, плюс – огромная изношенность сетей инженерных. Там действительно за 50 лет, если сказать, что его никто не ремонтировал, наверное, я не совру. Трубы сгнили, водовод, он просто не действующий, выезжал я в составе группы наших магаданских и местных специалистов; его осматривали, будет тоже в отдельном материале этот небольшой сюжет: трубопровод идёт, идёт, идёт по полям, там просто степь, и вдруг просто он заканчивается. Ну, то есть трубу законсервировали, заварили. Потом длительный участок её нет, и где-то она дальше продолжается. Чтобы кардинальным образом решить вопрос водоснабжения, нужны, конечно, большие средства, и этот проект сейчас экспертируется, оценивается. Если будет подтверждена целесообразность этих работ, и выделены соответствующие целевые деньги, то в том числе с помощью магаданских специалистов эти работы в следующий год, возможно, будут проводиться. Но это уже серьезная вещь, то есть даже для десятитысячного города водовод новый – это, конечно, глобальная задача. Много работ провели в подрядной организации. Ну, например, вот-вот должен быть введён в эксплуатацию жилой дом, он реконструирован, он не построен с нуля, но капитально реконструирован, отремонтированы квартиры. Мы это тоже снимали, тоже в ближайшие дни выйдет, и я хочу сказать, что это очень достойное жильё. По меркам ждановским – это прямо ну очень выделяется, потому что просто на самом деле там как бы ничего сверхъестественного, но мы привезли и использовали современные материалы, закупали, соответственно, по проекту, который был утверждён госэкспертизой, и тому подобное. То есть, в принципе здесь, это всё у нас нормально, но, ещё раз подчеркну: я думаю, что семьи, которые переедут в этот дом, будут счастливы. Там все проведены коммуникации, стоит уже электропечь, газовые печи, там, в Ждановске есть газ. Что еще бросилось в глаза? Город стал выглядеть очень современно, даже по меркам, наверное, других российских небольших городов. Почему? Потому что появилось много спортивных игровых площадок, и эти площадки – я специально уточнял, мы информацию получали и у мэра Ждановки – это построено именно этим летом. Именно Магаданом.  Этого и не было фактически никогда. И когда они появились, то, конечно, стали объектом такого живого общения и игр детворы. Там постоянно многолюдно. В общем, это то, что ценят простые люди, потому что каждый день можно этим пользоваться. Вот поэтому общее впечатление о том, как Магаданская область осуществляет поддержку и помощь городу Ждановка – это комплексный подход. Городскую больницу тоже отдельно посещали, заместитель главного врача провёл нам большую экскурсию по медучреждению и, ну, я могу оценить, хоть я и не специалист, не медик, но там отремонтировано терапевтическое отделение интенсивной терапии, травматологическое отделение. Значит, ещё там было поставлено оборудование для пищеблока новое, потому что тоже никогда, видимо, ну, то есть десятилетиями это не менялось всё. Мебель в кабинетах врачей, оборудование специальное медицинское, значит, было закуплено. И много, много всего другого. Две стоматологических установки современных. Кстати говоря, уже когда нам экскурсию проводили, на них уже лечили зубы, и посетители уже были, то есть они используются уже. Поэтому сложно сказать, в каких сферах мы не принимаем участие. Отсюда и благодарность от рядовых жителей, которых просто на улице встречаешь. Они искренне благодарят, искренне рады этому, надеются на то, что такое вот счастье, которое началось так внезапно, так же внезапно не закончится. То есть вся работа началась там с конца мая, наш заход в Ждановку. За считанные месяцы город преобразился, это всем видно. Это такие факты, с которыми просто невозможно спорить. И у мэра свои идеи, соответственно, проекты на следующий год, которые по возможности были бы поддержаны. Ну, понятно, что это всё зависит от множества факторов, которые могут меняться, но в целом я ещё хочу сказать, что ведь есть большие города ДНР – Енакиево там рядом, большой город. Практически только Ждановка заканчивается, начинается Енакиево, а он уже в районе Магадана по количеству проживающих, там больше 100000 человек населения. Там за счёт его большого масштаба, конечно, и шеф у него там город… Я вот сейчас не вспомню навскидку, ну, большой дальневосточный город. Но там таких перемен визуально не заметишь. Ну, они точечные, то есть, они не воспринимаются, что это единая такая картина. В Ждановке же наша помощь людям заходит, потому что во всех сферах с ней можно сразу столкнуться. Вот прямо в шаговой доступности. Поэтому я думаю, что мы делаем очень нужное и важное дело, и результат такой очевидный, быстрый, хороший. Кстати говоря, когда мы посещали ремонтируемый там на финишной стадии уже жилой дом подрядной организации, приезжал советник министра строительства и ЖКХ Российской Федерации Алексей Шуганцев с контрольной поездкой. Вообще контролируют там всё от и до, разные контролёры приезжают практически через день, потому что всё-таки это бюджетные средства. И А,Шуганцев очень хорошо и позитивно отозвался об объекте, то есть оценил объем работы, оценил сроки исполнения, оценил качество.  В этом смысле ещё раз подчеркну, что я не какие-то песни пою нашим специалистам. Они, конечно, реально молодцы. Ребята туда поехали, надо отметить, добровольно. Как только меня на КПП «Успенка» встречали на машине, водитель Виктор – тоже фамилию не буду называть, с гаража мэрии работник наш – вот я его спросил: а ты? Почему ты поехал сюда? Всё-таки каждый день слышно артиллерийскую канонаду, периодически видно, как взлетают ракеты ПВО. В общем, как бы всё равно атмосфера немножко напряжённая, не расслабишься, хоть и прилетов там нет. Он говорит: я добровольно, потому что я понимаю, что наша помощь нужна, и я чем могу, помогу. Вот, я водитель, да, я вожу наших специалистов на вызовы, они ездят на этом уазике по всем точкам для осуществления своих работ, и я делаю нужное дело. В этом смысле важно понимать, что таких людей немало. Конечно, не каждому эта идея близка. Да, не каждый захотел бы, не каждый сможет. Но таких людей немало у нас на Колыме, и они едут на Донбасс. У них нет никакого пафоса, героизма. Они просто делают свою работу, они понимают, что там они нужны.

– Сколько примерно из Магадана сейчас специалистов там в командировке?

– По-моему, шесть человек.

– То есть не так много. И вот Вы говорите, что сейчас там они будут находиться до середины декабря, то есть на им на смену придут другие специалисты?

– Ну это зависит от фронта работ, потому что сейчас, в современных условиях, всё измеряется проектным  подходом, то есть они проект сводят, работают, выполняют те задачи, которые запланированы. И, если следующие проекты будут поддержаны финансированием соответствующим, если будет задача ставиться руководством региона, то, конечно, будут нужны и новые бригады, новые специалисты, которые, может быть, будут включать этих людей, если они захотят. Может быть, это будут другие смены. То есть вот такая схема прослеживается с начала лета, много людей уже там побывало, и руководители различного уровня месяцами там работали. Кстати говоря, там и губернатор был наш, представители областной Думы. Депутат Госдумы Антон Басанский, и ряд наших бывших уже депутатов. Пётр Бурмистров, он уже уехал из Магадана. Хотя, конечно, часто здесь бывает – понятно, Родина, друзья тут и знакомые. Он тоже в поездках принимал участие, они занимаются поддержкой наших военных. Привозят бойцам соответствующую технику, дроны, защиту и различную гуманитарную помощь. Ну, и контролируют одновременно, смотрят, мониторят ход работ по гражданским объектам.

– Так, и завершающий наш сегодняшний эфир вопрос: где еще Вам удалось побывать и что из увиденного из всего увиденного больше всего запомнилось?

– Да, максимально постарался использовать возможность посетить другие соседние города, тем более что там, как говорится, всё рядом. Был в Донецке. Донецк, конечно, произвёл впечатление, потому что это город-миллионник. Современный город, что характерно, мы специально приезжали на площадь перед областной администрацией, потому что по новостям где-то недели за две до этого туда был нанесён удар. Ну и, соответственно, мы хотели снять в том числе и об этом материал, но, на удивление, каких-то серьезных разрушений или последствий налётов мы не увидели. Да, треть, наверное, окон забита фанерой, то есть взрывной волной, там всё повышибало. Но в остальном очень оперативно работают восстановительные команды, то есть такие специальные команды коммунальщиков, строителей, дорожников, которые моментально, практически через несколько часов после нападения или очередной бомбёжки латают дорожное покрытие. Участки ремонтируются, подкрашиваются, подделываются, в общем, не дают городу опуститься в такой хаос и в такое ощущение депрессивное, уже как бы полувоенное такое положение. Да, это удивило, так как это каждодневная на самом деле работа, каждодневная борьба, потому что город обстреливается каждый день практически, нет больших перерывов. Там бывает чудо, что днём не стреляют. Ну, значит ночью! Если ночью не было, значит, днём прилетает. То есть в разные районы города, и определить, предсказать, допустим, что этот район ближе к фронту, значит, туда попадает чаще – нет, там весь город Донецк так или иначе попадает. Вот мы днём были, скажем так, бахало, да, то есть было слышно прилёты, но тогда это было не по самому городу. А как только мы уехали – я на следующее утро просматривал в Telegram новости – пожалуйста, ночью были прилеты, разбомбили управление железнодорожное какое-то, я не помню, как точно называется организация. Ну, прям вот разбомбили его конкретно, то есть поэтому, скажем так, предсказать это там сложно. Кроме Донецка посетили ещё Горловку, это тоже большой город. Горловка, конечно, больше пострадала, и это визуально видно. В ночное время, в вечернее время там практически отсутствует освещение уличное. Дорожное покрытие, скажем так… дороги разбитые, ну, и Горловка – это, конечно, передний край, и часто там идут обстрелы. Удалось встретиться с моим двоюродным братом. Это моя такая личная тема. В общем, я удовлетворен, что удалось в эту поездку увидеться с родственником. Посидели, поговорили. Он контуженный после обстрела. Он коренной житель Горловки, и прямо при посадке в автобус прилёт случился в нескольких десятках метров, взрывная волна автобус опрокинула. В общем, он получил контузию. Чтобы понимать, насколько всё-таки линия фронта близка, и насколько люди там на самом деле живут в сложных условиях, он мне рассказал: буквально пока мы там находились, в новостях, была информация о том, что наши войска отбили Майорское. Как брат говорит: Майорское – это всего 5 километров от его дома, то есть я, говорит, в предыдущие годы бегал, занимался бегом, пять километров туда, пять обратно, то есть десятку он в день с утра пробегал. Для него это очень рядом. Поэтому то, что этот населённый пункт до сегодняшнего фактически момента был под контролем ВСУ, и только недавно его отбили, это показатель, где проходит линия боевого соприкосновения там. Практически от нас в городской черте идут военные действия. Удалось посетить также госпиталь, в котором проходят лечение бойцы и народной милиции, и наши военнослужащие. Там выступал с концертом вокально-инструментальный ансамбль, чтобы приободрить, чтобы, так сказать, атмосферу создать более расслабляющую для раненых. Тоже отдельно будет об этом материал. И удалось попасть в полевой госпиталь. Это уже совершенно другая история. Туда раненых привозят в первую очередь, то есть прямо с позиций. Поговорили с медиком, с военным врачом. Он рассказал, в каких условиях они работают. В наших сюжетах это всё будет. Конечно, это производит впечатление. Я спрашиваю: что вы тут можете сделать в этих условиях? Там ни воды нет, ничего. Он говорит: мы делаем все операции, ампутируем и все остальное, чтобы как-то стабилизировать состояние раненого. И потом уже с этого полевого госпиталя отправляют в стационарные госпитали.

    Ну, и самое главное, что, наверное, всё-таки хотелось бы сказать нашим магаданским радиослушателям – у меня лично такой вывод после этой поездки сформировался: настрой людей там особенный, и я имею в виду не только тех, кто непосредственно воюет, но и тех, кто занимается восстановлением – когда ты окунаешься в эту атмосферу и там находишься какое-то время, ты взаимодействуешь с людьми, решаешь какие то вопросы, даже вроде свои мирные такие задачи, ты пропитываешься этим духом, который на самом деле и привёл в состав России вот эти новые четыре региона. Их приход изменит саму Россию, не Россия изменит там что-то, а это такие пассионарные достаточно люди, то есть с каким-то таким зарядом, с таким мировоззрением, с такими ценностями, которые будут менять, наоборот, нашу вот такую расслабленную страну. Не в том смысле, что будет как-то жёстче, а в том смысле, что различные слова про патриотизм, про любовь к Родине, про необходимость защищать национальные интересы, которые мы, как правило, в своей обыденной жизни считаем абстракцией. Там это чувствуется кожей, для этого не нужно глубоко погружаться в историю нашей страны, Российской империи, Советского Союза. Ты просто понимаешь, общаясь с этими людьми, что они со своей земли не уйдут, и готовы фактически на всё. Этот посыл сейчас проникает с приёмом этих регионов в нашу большую страну.

– Всем нашим радиослушателям, телезрителям, хочу напомнить о том, что серию специальных репортажей, которую Олег Владимирович снял в Ждановке, вы сможете увидеть на нашем телеканале «ТВ-Карибу». Мы вещаем на 23-й кнопке абсолютно у всех кабельных операторов магаданских, ну, а если не смогли посмотреть на телевидении, то мы всегда выкладываем всё, что воспроизводит телеканал «Карибу» в Youtube, поэтому добро пожаловать туда! Оставайтесь с нами, вы увидите и услышите ещё очень много. Будьте здоровы!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.