Главная Новости Пожар в тундре скрыли от С.Носова или губернатор скрывается от своей ответственности?

Пожар в тундре скрыли от С.Носова или губернатор скрывается от своей ответственности?

Дата публикации

Говорит Магадан, 09 июля 2019 г. Колымских авиаторов взбудоражила лживая, на их взгляд, подача информации о состоянии противопожарной работы в регионе, о которой, в присущей ему «уличной манере», высказался на совещании в правительстве губернатор Магаданской области Сергей Носов. 05 июля 2019 г. на сайте ГТРК «Магадан» опубликован видеосюжет «Большой пожар в тундре скрыли от губернатора». Люди обратились в редакцию интернет-газеты «Говорит Магадан» с последней надеждой, что их мнение все-таки будет озвучено, как и их аргументы. Дело в том, что по словам авиаторов, они обращались и в ГТРК «Магадан», и в «Весьма», но везде в возможности высказаться им отказали. Боятся, видимо. Точно так же, как отказывает в этом подчиненным на совещаниях Сергей Носов, видимо, руководствуясь старым советским принципом партийной номенклатуры: есть только две точки зрения — моя и неправильная.

Возмутила людей не только сама по себе нелепая ситуация «быдло-менеджмента», в очередной раз возникшая на совещании чиновников. К тагильско-олигархическому оскалу северяне уже начинают привыкать за год бурной деятельности «уральских вахтовиков». Негодование тех, кто работает в авиалесоохране, вызвала и информационная подача на государственном телевидении, в которой, в очередной раз, Сергея Константиновича представили в роли этакого наивного приезжего Незнайки, которого дурят злые магаданцы. И статистику ему подают «не ту», и пожары от него «скрывают»… На самом деле, конечно, это не так.

Итак, слово колымским авиаторам, по понятным причинам, пожелавшим остаться неизвестными. Все боятся преследований за выражение своей точки зрения и опубликования правды. Такие сейчас времена.

«Почему ситуация нас возмутила? Потому, что Носов лезет туда, где абсолютно ничего не понимает. Ну, по порядку. Вот возьмем озвученные им претензии.

Региональный бюджет. Что такое 4 млн. руб.? Региональных денег на полеты нет ни копейки. Потому, что получаем мы субвенции специализированно, только от федералов. И  деньги эти идут целенаправленно на аренду воздушных судов. Потратить их на что-либо другое нельзя. И это – не жалкие 4 млн. из областного бюджета. Там значительно больше: в этом году приобретено около 200 часов полетов на АН-2 и 140 часов вертолетного времени. Проходят аукционы, выходят авиакомпании, заключаются с ними договоры, все. Деньги эти – целевые, федеральный бюджет. И если они остаются, авиачасы, например, «не вылетаны», то они возвращаются. То есть они не остаются нигде, их невозможно перебросить на зарплату, на какой-нибудь другой счет. Это – целевые деньги. Претензия С.Носова к тому, что мы делать будем, куда часы девать, — давайте представим себе простую ситуацию: обычная пожарная охрана получила на месяц, например, тонну бензина. А пожаров не было. Что же им потом, всеми машинами кругами ездить, пока тонну бензина не спалят? У нас – то же самое. Не понимать такого — это же тоже показатель. Бывают года, когда «не вылётываем», хуже – когда «вылётываем», потому, что потом денег ни от кого не дождешься и садишься в такую долговую яму, что один раз, например, после 2011 года, выбирались из нее очень долго. Никто денег не дал. А мы ведь бюджетники, мы ж не зарабатываем».

«Далее, по поводу докладов «лично губернатору». Губернатору Носову что, больше заняться нечем? Как только каждый раз, когда мы вылетаем, ему надо доложить, когда пошел самолет? А если до него не дозвонились? Сидеть на земле? Или он на материке спать изволит? То есть, указания какие-то совсем уж нелепые.

Еще озвучены подозрения, что мы на этих вертолетах чуть ли не на рыбалку ездим… Извините, за нами следят все. Прокуратура — как к себе домой к нам ходит. Постоянно. Лесное хозяйство постоянно шерстят по поводу потраченных любых копеек. Запрашивают и бортовые журналы у нас, все полеты – они же отмечаются, это все-таки авиация. Это не машину завел и поехал, перевезти шабашку. Это все не так просто. А бездоказательно обвинять людей в том, что они создали преступное сообщество вместе с экипажами – это низко и очень обидно, если по-человечески».

«Заказ самолета в 10-00. Замечательно! Человек ничего не хочет слушать, в этих вещах – абсолютный профан. Есть понятие – авиационной деятельности, лесоавиационной, в том числе, работы. Командир получает «погоду» в 8 утра. По факту. Фактическую погоду и погоду по маршруту. И только после анализа того, доступна она или недоступна для полета, командир принимает решение. После этого готовят самолет. Раньше 10 вылететь практически нереально. Тем более, что сейчас, опять таки, из-за негласного указания губернатора С.Носова работать только с магаданскими авиакомпаниями, мы летаем опять на АН-2. Не на каких-то более современных, западных самолетах, маленьких, которые дешевле. Надо, чтобы деньги оставались в регионе, вот и заключены договоры с регионалами. А у региональной авиакомпании, к сожалению, только АН-2. А АН-2 готовить к вылету – это не 5 минут. Это не «Цессна», у которой только бензин проверил и запустил. И обвинять нас в том, что мы «делаем зарядку» перед этим, ну как бы, ни в какие ворота не лезет».

«Площади пожаров. Если человек хочет узнать площадь пожаров, где лес сгорел, то Пронина, начальника департамента лесного хозяйства, как минимум, надо об этом предупредить. И это – не закрытая информация, она есть везде. У нас составляется куча отчетов, которые подаются – какой лесной пожар, покрытое лесом, сгорело. Департамент лесного хозяйства, территориальный отдел. Есть методики государственные расчетов ущерба, и если 1200 гектар, покрытых лесом, пройдено пожаром, это не говорит о том, что он сгорел. Это – возможно, трава сгорела и все. Деревья остались. Гибель леса – есть процентное соотношение от вида пожара, от всего остального. Но говорить о том, что лес сгорел – нельзя. Лес сгорает только при верховом пожаре. Таких, слава богу, еще не было в Магаданской области в этом году. Что будет, еще неизвестно, конечно, лето идет. И сказать конкретно, на каком пожаре сгорело, в каком месте – для этого ты, хотя бы, должен предупредить человека. Можно нарисовать карту, теоретически, по всем 24-м пожарам. Но – это не дело начальника департамента, у него есть подчиненные, есть отдел, который этим занимается. И не давать говорить человеку, заслуженному, который работает давно в лесном хозяйстве и в авиалесоохране отработал – Александр Георгиевич, ну, уважение-то надо к людям иметь!».

«По поводу того, что губернатор «не в курсе, что Колыма горит». Как Носов может быть не в курсе?! Каждый день отправляется срочное оперативное донесение, для него уже в срочном оперативном донесении пишут очень подробно. Если раньше там шла информация только о пожарах, то сейчас там указывают, планируются ли вылеты или не планируются, и куда. Все есть. Эта оперативная информация передается не только губернатору, она передается и в прокуратуру. Делается это дважды в день! Если хочется проанализировать ситуацию, сколько чего, есть отчеты в департаменте лесного хозяйства, где все пожары перечислены, где была гибель насаждений, где не было».

«Сейчас господин С.Носов говорит, что надо тушить все пожары. И приводится, что да, мы летали в «зоны контроля» в этом году 2 раза. Один раз на Гижигу и сейчас на Балаганное. Это не наша придумка была разделить лес на несколько зон. Это решение принято на федеральном уровне, потому, что, к сожалению, как в Советском Союзе, мы не можем уже охранять. Берем Магаданскую область, как в других областях, я не знаю. У нас было действующих аэропортов – Магадан-13, Усть-Омчуг, Ягодное, Сеймчан, Сусуман – это только там, где было базирование воздушных судов. Была куча посадочных площадок, и эти площадки были обеспечены заправками. Сейчас это все сократилось, на Колыме сейчас можно заправиться только в Магадан-13 и Сеймчане. Потому, что даже действующий аэропорт в Северо-Эвенске, в связи с тем, что транспортная составляющая доставки авиагорючего очень тяжелая, не может позволить прилетевший наш борт заправить. Они выбъются из графика, а у них перевозка людей, у них социальные задачи в том числе, медицина и все остальное. Очень тяжело сейчас с заправками. Поэтому, как и везде, поделили на зоны. Есть наземная зона, есть авиационная и есть зона контроля, которая очень далеко. Там тушение, как правило, нецелесообразно. Есть методики расчета стоимости сгоревшей древесины там, утвержденные правительством, и департамент считает ущерб от каждого пожара. И если ущерб составляет 50 тысяч рублей, то тратить на тушение порядка 10 миллионов, неразумно. Но, в некоторых ситуациях, можно бы и потратить, когда еще есть возможность работы воздушного судна. Но ведь часто такой возможности просто нет. Потому, что удаленные районы. Воздушное судно – оно ведь не может без горючего летать. Командир не полетит, если у него при расчете на обратный полет не будет необходимого минимума топлива. И говорить о том, что мы не выполняем задачу, при том, что мы физически не можем ее выполнить, это тоже профанация. Уровень руководителя.

1259 гектаров на сегодня – это площадь леса, пройденная огнем. Это все пожары Магаданской области. Не каждый пожар облетается. И эта цифра вообще не говорит, что лес погиб на этой площади. Ну, кедровый стланик – да, сгорел. К сожалению, он сгорает. Лиственницы – нет.

В каждом субъекте есть КЧС – комиссия по чрезвычайным ситуациям. Возникает, например, лесной пожар в зоне контроля, далеко где-то. Департамент лесного хозяйства собирает документы, расчеты стоимости примерных потерь, стоимость тушения, воздушные суда, все остальное. Все это выносится на заседание КЧС. И если до прихода С.Носова проблем не было, какие бы они не были, они были магаданцы. Они понимали, что это далеко. Комиссия принимает решение о том, что тушение нецелесообразно. Но это должно быть сделано в течение 2-х дней. Было заседание межведомственной комиссии в Москве, на котором приняли решение, что если решения КЧС в течении 2-х дней нет, то надо приступать к тушению. А как к нему приступить, если до него не долетишь? В этом году возник лесной пожар в 63-х километрах от Омолона, это Чукотка. От нас ближайший населенный пункт Оротукан, далеко, граница Магаданской области и Чукотки. Мы никак действовать не могли, потому, что договориться о заправке в Омолоне, в чужом регионе – практически невозможно. Беда, это не Советский Союз. Чукотка в течение 10 часов на этот пожар выдала решение КЧС. Чукотка! Хотя пожар к ним даже не ушел, он был на нашем берегу Омолона. Наше решение КЧС «рожалось» очень долго. А если мы долго «рожаем» и проходит 2-е суток, руководителя могут привлечь и к уголовной ответственности. В итоге магаданская КЧС по омолонскому пожару решение подписала, но по пожару рядом – нет, до самой его ликвидации. Его осадками накрыло, потому что работать там невозможно было. Мы же не камикадзе, чтобы улететь в один конец и вместе с вертолетом там остаться! Сейчас вот ситуация по Якутии – много пожаров. Они отсекают на КЧС те, по которым уже бессмысленно работать, где не хватает ни сил, ни средств. И работают там, где можно. Это нормально в любом регионе Сибири и Дальнего Востока, а для нас – нет. В Магаданской области КЧС не закрывает такие пожары, а через двое суток приходит прокуратура. И она не хочет ничего знать, что туда не долетишь! Нонсенс! То, что спасибо мы не дождемся никогда – это уже понятно. Хотя по итогам прошлого года, с такой пожарной обстановкой, какая была в Магаданской области, мы — одна из немногих областей, которая справилась, не привлекая федералов. Потому, что привлекать федералов – это надо платить. Эти все красивые МЧС-ные танкера – это все очень дорого. Возглавляет КЧС теперь Сергей Носов. А магаданских там очень мало осталось. Пронин входит в состав, еще пару человек магаданских, все остальные – Тагил и иже с ними. Как мы работаем, Носов и не видит, и не знает. А сейчас такие его выступления – это уже из рук вон. Ладно уже, его требования о повышении зарплаты без увеличения фонда оплаты труда… Ну как? У нас и так десантник получает достаточно мало для Магадана. И что, человек должен умереть там за такие деньги? Ведь об этом никто не думает. Так и нас мало! Взять департамент лесного хозяйства, авиабазу, если взять полностью посчитать людей, которые имеют право работать в тайге с лесными пожарами по всей области, то это будет человек 50 — 55 максимум. Плюс еще наземные службы, но в наземных службах с этой зарплатой – пенсионеры-водители, потому, что людей не пенсионного возраста очень тяжело привлечь на наши небольшие деньги.  Наболело настолько уже…»

Мы обращаемся к Сергею Константиновичу Носову напрямую: вы стиль работы с людьми менять не пробовали? Барство, чванство и хамство — не самые привлекательные черты у любого руководителя, тем более — у губернатора региона! Может, поэтому рейтинг катится вниз?

Со своей стороны заявляем, что редакция «Говорит Магадан» всегда открыта к озвучиванию альтернативных точек зрения на происходящее. И, если у наших читателей есть проблема, вы столкнулись с несправедливостью, обращайтесь — мы всегда поможем озвучить ситуацию. В надежде, что общественное мнение и публичность — еще остаются рычагами воздействия на зарвавшихся высокопоставленных чиновников.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.