Главная Интервью Олег Дудник: а что, так можно было? - наиболее частый вопрос за...

Олег Дудник: а что, так можно было? — наиболее частый вопрос за последние 2 года

Дата публикации

Говорит Магадан, 7 марта 2020 г. Наше издание публикует интервью Олега Владимировича Дудника, члена Общественной палаты города Магадана, политического аналитика, кандидата социологических наук, доцента, данное им Татьяне Брайс в программе «Честный разговор» на «Радио Карибу Арт» 104,2 FM в четверг, 5 марта 2020 г. 

— Итак, друзья, «Честный разговор» сегодня — меня зовут Таня Брайс и сегодня к нам на «Честный разговор» пришел член Общественной палаты города Магадана Олег Дудник. Олег Владимирович относится к числу магаданцев, которые всегда открыто делятся своим мнением, и сегодня этим мнением о нашей с вами жизни в Магадане и в целом на Колыме Олег Владимирович и поделится. Добрый день, Олег Владимирович.

— Добрый день.

— Ну, давайте, знаете с чего начнём — не знаю, может быть, немножко забегу вперед — это была, в какой-то степени, победа… Про Кванториум. Немножко для радиослушателей, чтобы все понимали, о чём идёт речь: в Магадане у нас строится Кванториум — это такой детский технопарк; там должны быть площадки, которые будут оснащены высокотехнологичным оборудованием. Кванториум нацелен на подготовку новых высококвалифицированных инженерных кадров, которых будут взращивать из наших детей. Так вот, в рамках национального проекта «Образование» в прошлом, 2019-м году, только из регионального и федерального бюджетов было выделено около 78,5 миллионов рублей на закупку оборудования. Еще 150 млн. выделены на реконструкцию здания, где как раз этот Кванториум должен размещаться. И они выделены за счет средств Особой экономической зоны. И дело в том, что открытие этого Кванториума было запланировано на декабрь 2019. Сегодня у нас 5 марта. Воз и ныне там. Почему по этому поводу мы хотим поговорить именно с Олегом Владимировичем — потому, что вместе с экс-фронтовиком ОНФ Олегом Прошкиным, он полгода работал над темой нарушения антимонопольного законодательства при строительстве Кванториума. Тема получилась очень резонансная, так чем же она закончилась?

— Ну, действительно, на предмет резонансности невозможно не согласиться, но давайте начнем немножко раньше обзор этой ситуации. Где, на каком месте было принято решение строить магаданский Кванториум? Вообще, хочу сказать сразу, что я, как, в общем-то, коренной северянин, конечно, поддерживаю появление в городе такого объекта, как современный детский технопарк. И расширение возможностей обучения наших колымских детей в современных научных областях, это, конечно, только плюс. Вопрос в том, как и на чьи средства это делается.

Средства, фактически, государственные. Потому, что бюджет Особой экономической зоны — это не частный бюджет. Несмотря на то, что он не входит в бюджет Магаданской области, субъекта РФ, тем не менее, это внебюджетный фонд, это государственные деньги. То есть — это народные деньги. Поэтому то, как они тратятся, не может не интересовать всех нас, жителей региона. Ну, соответственно, этот интерес и привел нас к тому, что мы повнимательней начали смотреть.

Строится этот Кванториум в здании готового на тот момент, а именно — год назад, здании «Бизнес-центра». Бизнес-центр строился на протяжении 4 лет. Было затрачено на его строительство около 200 миллионов бюджетных рублей, также из бюджета Магаданской области. Еще раз повторюсь, что на 90% объект был готов. Но новым руководством из Тагила в нашем регионе принимается решение — зачем нам этот бизнес-центр? Зачем нам эти все 200 миллионов? Ну подумаешь, потратили и потратили эти деньги, это же не Тагила деньги личные — ничьи, получается. Принимается решение все снести внутри, так же и фасадом заниматься и создавать новый объект — Кванториум.

Здесь можно поговорить о том, насколько это решение вообще было оправданно изначально? Давайте представим себе ситуацию, чтобы людям было более понятно, например — звучащий уже больше года грандиозный ФОК «Президентский» за 3,5 миллиарда рублей. Там, на гороховом поле, уже даже забор поставили. Давайте себе представим аналогичную ситуацию — через 2 года он на 90% будет построен. Будут покрашены стены, завезено оборудование, но какой-нибудь новый чиновник, который, возможно, придет на смену Сергею Константиновичу, скажет: вы знаете, нам «Президентский» не нужен. Три с половиной миллиарда? Какие мелочи! Давайте построим стадион. Открытый. И начнут демонтировать все это. То есть, маразм всей этой ситуации настолько очевиден!  Когда мы говорим о том, что к нам приехали «эффективные менеджеры», обладающие какими-то несусветными технологиями управления, и мы хотели восхищаться ими в восемнадцатом году. Раз нет своего «пророка» — и наш губернатор, северянин, был «какой-то не такой», по мнению некоторых наблюдателей и СМИ… Но вот приехал «такой». А какой — «такой»? Этот момент очень интересен.

Но ладно, принято решение и принято, мы сейчас не можем на него повлиять. Оно принималась кулуарно, никто общественность не спрашивал. Началась работа над этим кванториумом; как проводился выбор подрядчика на проведение этих работ: здесь и начинается самое интересное — какие технологии управления к нам привёз Тагил этот пример очень ярко показывает. А привез он нам то, что никаких торгов по 44-му ФЗ теперь практически ни на один крупный объект не проводится. Ну, и в том числе, на данный Кванториум. Используется так называемый 223-й ФЗ, и используется он абсолютно незаконно и абсолютно неправомочно. То есть, там подразумевается возможность заключения договоров с единственным поставщиком. Но послушайте, давайте вдумаемся, вообще, в ситуацию: мы же все разумные люди. Мы же понимаем, что строительный рынок — это высококонкурентный рынок. Какой тут единственный поставщик? Ну о чём мы говорим? У нас что, нет других предприятий, кроме того, с которым заключили договор? Другие просто отсутствуют — мы в космосе живем! Нет, конечно, здесь присутствует достаточно организаций, которые имеют необходимый объем техники, людей, опыт, портфолио своих объектов, да, с плюсами и минусами, но тем не менее. Заходят структуры и московские, которые ранее на рынке Колымы никогда не присутствовали, которые на момент заключения договора не имели ни техники здесь, ни своих складов. Ну знаете, с таким же успехом можно отдать подряд на строительство космодрома «Восточный» какой-нибудь компании «Рога и копыта», которая возьмет миллионы, миллиарды — и только потом начнет думать — а где ж лопаты взять? А кто же траншеи копать будет?

Это вот такое интересное чутье у руководителя Детского образовательного центра, который и является заказчиком этого строительства. Который на большом достаточно рынке, безошибочно выбрал единственного поставщика: московское предприятие, московскую фирму, которая не имела здесь ничего на тот момент. Ну это талант, я считаю! За это, я думаю, надо какие-то звания давать, какие-то награды — потому что стоит только руками развести. Когда мы стали разбираться в этом, выяснился еще ряд интересных моментов, ну, я думаю часть магаданцев уже знает об этом из СМИ. Контора, которая получила этот подряд, как единственный поставщик, оказалась по факту «конторой-прокладкой». То есть, даже не было задумки, что она будет что-то делать. Спустя небольшое время по этому контракту она передает полномочия другой московской фирме, которая является «звездной», хотя бы потому, что одним из ее соучредителей является Артем Чайка — сын уже бывшего генерального прокурора… Тут уже желание возникает поерничать немножко. Мы посмотрели, что это за фирма, какие обороты — всё в интернете есть сейчас в открытых источниках. То есть, вот этот подряд на 120 млн, который получила она, естественно, минуя торги, потому, что ей переуступила уже другая структура, которая была выбрана незаконно единственным поставщиком, в ее оборотах 120 млн — это слеза ребенка. И тут интересно, кто сейчас на кого показывает пальцем: Артем Чайка на нашего губернатора, или наш губернатор на Артема Чайку? Потому, что вся эта история вылезла наружу, и стала предметом разбирательства магаданского УФАС, ну и соответственно, могу сказать, что уже вынесено решение магаданским УФАС (оно является официальным), что заказчик, этот Детско-юношеский центр, признан виновным в нарушении антимонопольного законодательства. Это решение будет наверняка обжаловано, но это уже другая история. Впервые на территории Магаданской области в период правления Тагила признана такая ситуация, как вокруг этого Кванториума. Нужно отметить, что сходство с этой ситуацией есть у ряда других крупных строек, которые затеяны приезжей тагильской командой. Естественно, будем смотреть и эти объекты.

 — «Честный разговор» о жизни на Колыме ведет с нами сегодня член Общественной палаты города Магадана Олег Дудник. В общем, Олег Владимирович, вышла у вас своя колонка в газете «Вечерний Магадан» — я была крайне удивлена, — и первый материал как раз моей любимой теме посвящен. Бывшему исполняющему обязанности директора фонда капитального ремонта Магаданской области Владимиру Кабанову — в чем же моя любовь к этому вопросу? Сейчас для тех радиослушателей кто, может быть , не в курсе — небольшая предыстория. Дело в том, что приезжий исполняющий обязанности директора фонда капитального ремонта Магаданской области очень любил за счёт рабочий покупать себе ювелирные изделия. Покупать цветы — ну, наверное цветы не себе, думаю, что дамам каким-то прекрасным. Ездить в Сочи на отдых, давать чаевые в ресторане. Отдыхать в дорогих ресторанах, летал он на отдых в Сочи в том числе, как я уже сказала за служебный счет — и в том числе бизнес-классом. В конечном итоге им растрачено было на эти цели 17 млн руб. Мне просто было интересно — если бы его не остановили, эта сумма вообще оказалась бы запредельной? 17 миллионов — для меня это большая сумма, естественно, как и для любого магаданца. То есть я сейчас поеду — нужно что-то купить для работы, я куплю, принесу чек в бухгалтерию — в этом чеке будет написано, что я купила, и мне бухгалтер отдаст деньги. А как Владимир Кабанов себя вёл? То есть, он покупал себе золотые перстни, приносил в бухгалтерию чек, в котором значатся эти ювелирные изделия такой-то стоимости, и ему в бухгалтерии эти деньги отдавали, да?

— Ну, в этой ситуации остается только поднять руки к небу и сказать: «А что, так можно было?». У меня последние полтора года этот вопрос просто стал риторическим уже, потому, что когда, например, звучала критика в адрес предыдущего губернатора, Владимира Печеного, невозможно вспомнить ничего даже близко похожего на те моменты, что мы наблюдаем сейчас. На протяжении последних двух лет — в мае будет 2 года , как Тагил к нам заехал, нас не перестают удивлять. Хочу напомнить, что Владимир Кабанов находился на своём посту фактически год. То есть это произошло не за неделю, так, что «человек взял — и украл деньги»…

— То есть получается около миллиона в месяц.

— Больше получается. Если раскидать эту сумму…

— Почему я говорю, что это моя любимая тема последних дней: что случилось с Владимиром Кабановым? Его уволили.

— Да, он понес самое суровое наказание, которое предусматривает тагильская система власти — его просто увольняют!

— Правда, на днях — позавчера, по-моему, прокурор выступал перед нашей думой и сказал, что они начинают проводить какое-то расследование по отношению к Кабанову, посмотрим ещё, чем всё это закончится. Я уже не удивлюсь, если в наших реалиях ему погрозят пальцем — не делай так больше! Просто уволили… Я не знаю, очень странно, что делается это все абсолютно открыто…

— Не стесняются никого, да! Ничего не боятся. Это и возмущает людей. Об этом мы и говорим, когда анализируем подобные ситуации, ведь это не единичный случай. Кабанов — это не «ядерная бомба», которая внезапно свалилась на нас в период правления Сергея Константиновича. Кадровую политику если рассматривать,  давайте вспомним 2018-й год. Конец 18-года: Марина Анатольевна Шуфер. Ну, классно же было, да? Человек учил свою дочь на платной основе в престижном московском университете за счет магаданского бюджета. Прекрасно все: сумма около 1 миллиона рублей была истрачена. История вышла наружу — и что ж за наказание за это было назначено губернатором? Вы помните лето восемнадцатого года? Как он ногами топал, про мухоморы говорил, грозно сверкал глазами… На ту же, наверное, Марину Анатольевну. Так вот, самое страшное наказание: она проработала еще, наверное, месяцев 5. И уволилась. Все.

Расскажу больше: все мы знаем, сейчас идет подготовка всенародного голосования так называемого, по поправкам в Конституцию. Задействованы Областная избирательная комиссия Магаданской области, и знаете, кто в составе этой комиссии? Придётся раскрыть карты — в том числе Марина Анатольевна Шуфер. Марина Анатольевна, мы вас приветствуем и помним! Помним и очень рады, что к поправкам Конституции вы теперь тоже будете иметь прямое отношение. Мне кажется, такие вещи не просто бросают тень на подобные инициативы Президента — они их втаптывают в грязь. И то, что это продолжается и имеет место быть, никого не смущает. И Сергея Константиновича тоже — брови «домиком» у него не встают. Ножки не топают, ручки не машут, голос не повышается. Всё нормально! Это всё конечно наводит на мысль, что кадровая политика губернатора очень странная. Я уже молчу про господина Жапова. Известный и тоже мой любимый в последнее время персонаж, после того, как была опубликована информация, что он был судим по 159 статье Уголовного кодекса — а это мошенничество, так, на минуточку. Соответственно, вынесен был приговор, он был затем назначен сначала заместителем министра здравоохранения Магаданской области, но после этого, я бы даже сказал, пошел на повышение. Сейчас он является исполняющим обязанности главного врача роддома — казалось бы, ну что там роддом — а не скажите! А роддом — это сейчас проект на 4,2 млрд руб, инициировано строительство нашим любимым Тагилом. Можно предположить, что на такую стройку нужно поставить проверенного человека. В деле! Я не знаю других оснований, мне сложно предположить, в чём же заключаются какие-то уникальные управленческие компетенции Жапова, о них широкой общественности никто не рассказывает, поэтому приходится делать вот такие предположения. Мне кажется что всё это, конечно, очень печально на самом деле. Приходится в этой ситуации использовать сарказм, так как не остается ничего иного. Просто риторический вопрос ещё — а что у нас ФСБ? Спят? МВД?

— Ну посмотрим, что будет, как сказал прокурор — начата какая-то работа, какое-то расследование по делу Кабанова. Но тут такой момент — мы же в этот фонд Магаданской области все платим, вот эти 400 рублей в месяц мы приносим…

— Все перстни на пальцах Кабанова купили мы с вами…

— Да, да, совершенно верно. И его за это просто уволили: за то, что за наши деньги он купил эти самые перстни. Самолеты! Перейдем к следующему пункту, который хотелось бы сегодня обсудить. На сайте интернет-издания «Говорит Магадан» в конце февраля была статья о приобретённых правительством в нашем регионе якобы новых двух самолетах.

— Да, конечно, эта история интересна.

— Дело в том, что они были приобретены по инициативе губернатора, и сразу после приземления, у одного из самолетов отключился двигатель.

— Да, это произошло на одном из внутренних рейсов Магадан-Сусуман, и стоит заметить, что слава Богу, двигатель отключился после того, как самолет приземлился! Эта ситуация позволяет сказать: «Ну что ж это такое, Сергей Константинович! Ну как это возможно!»… Начиная с конца 18-го года и начала 19-го вы нам рассказывали, как вы будете покупать на заводе-изготовителе современные самолеты Л-410, четыре штуки, очень необходимых для Магаданской области. Ну, конечно, мы все, разинув рот, с удивлением слушали. Наконец-то мы дождались — теперь так радикально обновится наш авиапарк на наших внутренних авиарейсах! А получилось, что вместо четырех Л-410 куплено два, фактически, АН-2.

— Они оба старые, да?

— ТВС-2МС называется эта модель, по бортовым номерам — один 80-го года производства, другой 82-го года. Фактически — самолеты 20 века. То есть ретро-самолеты, как правильно там их и назвали. И сумма сделки — 350 млн рублей, вызывает «вау-эффект» — есть такое выражение у пиарщиков. «ВАУ!» — просто хочется сказать. Ну что тут комментировать? Я не знаю, мне кажется, люди в погонах должны здесь что-то комментировать. Но там тишина. Будем надеяться, пока. У меня другое предложение: раз теперь так принято, наверное, могу посоветовать Тагилу купить на 350 миллионов один бумажный или картонный самолетик. Нам будут рассказывать, какой это прекрасный картоносамолет, и как мы будем все счастливы. Чего стесняться-то? Да мы уже привыкать начинаем, коллеги! Поэтому, купите уже этот самолет картонный — и поставим его на 13-м километре, как памятник.

— Прервемся на рекламу.

— Про регулирование торговли алкоголем обязательно поговорим. Начали про самолеты в прошлом блоке разговаривать, вот про эти вот как оказалось сорокалетние ТВС-2МС. Развивая самолетную тему — авиабилеты. Тоже горячая тема. Во-первых, летает из Магадана в Москву три раза в неделю авиакомпания Россия. Конечно, затруднительно каждый год встает этот вопрос. Невозможно улететь в отпуск, не хватает билетов по плоским тарифам, нет самих этих билетов. В общем — почему на протяжении такого количества лет невозможно эту проблему никак решить?

— Ну, хотелось бы напомнить землякам, когда вообще возникла эта проблема в таком остром формате — она возникла летом 18-го года. Я, конечно, не сторонник конспирологических теорий, но именно в этот период назначается губернатором Сергей Константиновичи и десантируется к нам команда из Тагила. И как-то вот не пошло! Как это происходит — непонятно, но факт остается фактом. В восемнадцатый год была фактически катастрофа: не смогли выехать, по данным самого правительства Магаданской области, около 17 тысяч жителей. Просто не смогли выехать! Не было билетов, цены были албанские, как у нас часто любят говорить. В 19-й год количество не сумевших выехать из области несколько поменьше, но тоже заметная цифра — около 10 000 человек. Проблема та же, и можно говорить о тех же самых граблях. Почему не решается? Ну, потому, что нужно понимать, что губернатор не в состоянии решить эту проблему. И как бы его пиарщики нам ни преподносили — всемогущий Сергей Константинович, обладающий невероятными связями, страшные ресурсы какие-то привёл в область, которых никто, конечно, не видел, но страшные истории ходят об этих ресурсах, что они такие большие, что даже страшно их называть. На самом деле все это достаточно мифологизированные вещи и довольно преувеличенные моменты. С Аэрофлотом — а это компания монополист — никакой Сергей Константинович справиться не сможет. Это нужно понимать. Поэтому ключ к решению этой проблемы лежит не в правительстве Колымы. Это просто политика федерального центра по отношению к нашему региону. Любой человек может зайти на сайт и посмотреть стоимость билетов, например, Москва-Хабаровск. Москва-Владивосток, Москва-Анадырь. Я молчу уже про Петропавловск-Камчатский, про Южно-Сахалинск… Вы увидите, что нет нигде таких цен. В одной и той же компании, в одном и том же промежутке по часам полета. Эта ситуация может также быть проиллюстрирована случаем — вот на этой неделе я пару дней назад зашёл на сайт Аэрофлота, и с удивлением обнаружил так называемый «хит-тариф»: значит, компания проводит акцию, дает просто невероятно уникальное торговое предложение — скорей налетайте, все ограничено!

— За 5 тысяч до Москвы — это был бы хит.

— Да. Но это был Магадан-Хабаровск за 26 тысяч рублей. 2 дня назад — это не выдуманная история! Я бы просто постеснялся на месте маркетологов этой компании выставлять это предложение как «хит».

— Ну хорошо, а по вашему мнению, почему такое отношение у Аэрофлота к нам?

— Я думаю, что, на самом деле, это погоня за сверхприбылью. В нашей стране все решается кулуарно, к сожалению. Но даже кулуарно не могут эту проблему решить. Никто не может зайти в какой-то высокий кабинет, топнуть ногой, глазами сверкнуть грозно и чтобы как-то что-то изменилось. Вот не решается это так, нет ресурсов. Вот когда мы говорим о невероятных связях Тагила — давайте вспоминать авиабилеты. Никаких этих связей нет.

— Перейдем к регулированию алкоторговли. Тоже обсуждалось очень много и везде практически. В общем, губернатор вносил в областную Думу законопроект об ограничении продажи алкоголя: сократить время торговли в отдельных розничных магазинах и запретить торговлю в определенные праздничные дни. Мэр, Юрий Федорович Гришан, был против. Всё это было обосновано не только мэром, но и сообществом предпринимателей, которые как раз занимаются торговлей — всё это было разложено прямо по полочкам, что нельзя сокращать время: это ни к чему хорошему не приведёт, только к каким-то минусам. Я вполне согласна с этим. Но в конечном итоге, депутаты пришли к тому, чтобы запретить продажу алкогольной продукции только в отдельные праздничные дни. Вы лично согласны с этим или нет?

— Мне кажется, в этой истории, на самом деле, есть очень большой конструктивный и положительные плюс. Фактически, эта история демонстрирует, на моей памяти первый раз, когда губернатор нашей области услышал четкие, внятные аргументы, и с ними согласился, хотя бы частично. Я вижу в этом именно то, что ведь можно же, значит, налаживать взаимодействие! Значит, Сергей Константинович может слышать аргументы. Значит, давайте надеяться на то, что, может быть, во всех других каких-то ситуациях, о которых мы сегодня говорили, ему кто-то советует. Надежда какая-то остаётся, что «царь-то хороший — бояре плохие». Потому, что этот пример говорит о том, что можно работать, работать на благо всех и преследовать положительный результат. Со своими коллегами по Общественной палате я говорил об этом, мы обсуждали, почему была предложена идея сокращении магазинной торговли. В том числе вице-губернатор Колядин давал интервью, в котором говорил, что целью была борьба с «наливайками».

— Это две разные вещи…

— По поводу борьбы с «наливайками» — чем помочь, Андрей Михайлович? Я первый приду! И тысячи людей придут, потому, что «наливайки» создают проблему за счёт того, что они работают 24 часа в сутки в зоне доступности: в жилых массивах, в спальных районах и так далее. Это всё понятно. Но вы же берете и сокращаете официальное время работы цивилизованных розничных магазинов, которые на этом тоже зарабатывают. Как это повлияет на работу «наливаек» — ни для кого не понятно. Слава Богу, что Сергей Константинович услышал эти аргументы и в этой части скорректировал этот законопроект. Осталось сокращение в праздничные дни, в некоторые из которых теперь у нас на территории Магаданской области алкоголь не купишь. Такие, как 1 сентября, день Студента, день Молодёжи. Однако я, будучи ещё председателем Общественной палаты города Магадана, по-моему, году в 2013, уже сталкивался с этими вопросами. Тогда была только создана Областная Общественная палата, и мы проводили даже совместные общественные слушания, приходили туда и представители полиции; говорили о том, что это ограничение в праздничные дни сильно поможет им в борьбе с преступностью и так далее. Ну на самом деле — я вот, честно говоря, живу в Магадане почти всю свою жизнь (сознательную уж точно), и я не видел, чтобы на 1 сентября толпы пьяных родителей первоклашек бузили, перекрывали дороги, хулиганили в ресторанах. Маразм этого обоснования настолько очевиден, настолько он оторван от жизни… У меня возникает предложение другого плана. Уже закон, наверное, принят, насколько я слышал, но тем не менее: давайте ограничим продажу алкоголя — запретим ее — на День полиции? Вот мне кажется, это гораздо больший эффект принесет, есть у меня такое ощущение. Потому, что в ресторанах Магадана представителей полиции в этот праздник очень много, и ведут они себя по-разному. Вот если бы допустим ограничили в этот день — начали с себя, как говорится, я бы понял. И, наверное, другие магаданцы бы с этим согласились: ну ладно, хорошо, давайте и на 1 сентября тоже. Но ведь нет такого! Далее — праздник на День Конституции. Столько фанатов Конституции в этот день ходят пьяными! Давайте разбираться. Мне хочется сказать, что подобные меры борьбы с алкоголизацией — это фикция, это абсолютный увод от реальных проблем. Для галочки. И, поскольку никаких проблем 1 сентября и нет — их и не будет. Конечно, авторы этих проектов будут говорить, что достигли великих результатов — но мы же знаем, что эти результаты были и так. Да, особого вреда нет, и те, кто хотел алкоголь на 1-е сентября, купят его заранее.

— Два раза в год в России всегда повышается на несколько процентов оплата за услуги ЖКХ, практически все услуги. Со следующего года это будет повышение только раз в год, летом. Этим летом нас ждет очередное повышение тарифов. Конечно, очень большим подарком за последнее время стало снижение тарифов на электроэнергию. При этом повышение тарифов ждет нас этим летом на вывоз и утилизацию мусора, почти в два раза. Ожидается также повышение на холодную воду и водоотведение. Но связано это повышение тарифов на вывоз и утилизацию мусора в два раза и на повышение тарифа на холодную воду и водоотведение совсем не с тем, что у нас два раза в России каждый год происходит индексация тарифов ЖКХ. Совсем нет — связано это с решениями Департамента цен и и тарифов Магаданской области. Именно они за это отвечают. Потому, что стоимость вывоза мусора изначально была низкой, потом нам поставили выше, и, то же самое с ценами на холодную воду. То есть они посмотрели и решили, что мы слишком мало платим?

— Ну, не совсем… Я бы сказал, что это связано с низким качеством решений, принимаемых вот этим регулятором — Департаментом цен и тарифов. Это структура правительства опять же, это власть. Дело в том, что когда целый ряд  коммунальных расходов оплачивается, это касается тех предприятий, которые являются инфраструктурными.

 — Субсидии из бюджета.

— Ну, я сейчас немного не об этом. Я имею в виду, что это предприятие — особое, это не бизнес как таковой, чтобы люди это четко понимали. Ну, например, вывоз мусора у нас осуществляет единое и единственное предприятие — региональный оператор «Магаданский». Согласно Федерального законодательства теперь будет делаться именно так. То есть нет никакой конкуренции; раньше она была, но, видимо, решили, что это приносит больше минусов, чем плюсов, и сделали такого монополиста. И раз это монополист, то его цены регулируются не им самим, а отдельным регулятором, который находится в структуре власти — департаментом цен и тарифов. Таким образом, цены устанавливают чиновники, которые рассчитывают их примерно так: ну, что мы будем ставить высокие цены? Это настроит людей против Сергея Константиновича. Давайте мы поиграем с ними в такие-то игры: смотрите, ребята, мы с вами, мы за вас! Мы тельняшку порвем и сделаем вам низкую цену. Вы же рады? Любой нормальный здравомыслящий человек скажет, что, чем цена ниже, тем ему лучше. И рядовой житель вправе не задумываться о том, как этот тариф отразится на деятельности самого этого инфраструктурного предприятия. Если этот тариф заведомо ниже себестоимости, это предприятие начнет получать убытки. Его фактически загоняет в эти убытки — кто? Департамент цен и тарифов. Потому, что само предприятие не может установить другую цену. Это сидит чиновник — Варфоломеева и ее аппарат, и говорит — вы знаете, это для вас дорого. Вот я считаю так — достаточно. Варфоломеева не несет ответственности за хозяйственную деятельность регионального оператора, и тем более за вывоз мусора. Никто с нее ничего за это не спросит. Но она по каким-то космическим причинам имеет право устанавливать цену на тарифы. Ну, государство у нас такое. То же самое с Водоканалом. Это повышение будет весьма заметно для людей — до 87 рублей будет, если мне память не изменяет, примерно в этом районе. Оно обусловлено тем, что весь девятнадцатый год предприятие работало по заниженному тарифу. То есть тарифу, который не покрывает его расходы. Водоканал — это не коммерческая структура, она не может проводить акции, она не может выходить на другой регион, чтобы там заработать побольше. Это всё очень понятно: он работает в Магадане и оказывает одну или две услуги. Если цены на эти услуги, установленные чиновниками, ниже, чем они реально стоят, у Водоканала появляются убытки. В масштабах предприятия Водоканал, а он обслуживает областной центр субъекта Федерации, так, на минуточку, даже при наших небольших масштабах это серьёзные объёмы, и эти убытки составляют миллионы и десятки миллионов рублей только за 19-й год. Тут возникает вопрос — а не сознательно ли Департамент цен и тарифов занизил стоимость?

— Зачем ему это?

— Ну, популизм — это лишь малая часть: ребята, смотрите, какую вкусную цену мы вам установили! Есть и другая версия. Вы знаете, в других регионах — в том же Тагиле, когда Водоканалу (там тоже предприятия одинаково называются) устанавливали заниженный тариф, чтобы обанкротить. Обанкротить, а потом отдать по концессии уже частному бизнесу. А частный бизнес уже будет на этом зарабатывать деньги, и департамент цен и тарифов уже не может устанавливать цены. Вот, собственно, одна из версий, для чего это делалось — это захват одного из инфраструктурных предприятий, которые обеспечивают город Магадан. Водоканал был всегда, и будет всегда, вопрос в том, кому он принадлежит. Так это, по сути, государственное предприятие, а так — оно будет принадлежать по концессии какому-либо частнику, московскому, например. Но Водоканал обжаловал эти решения, и весь год девятнадцатый провел в судах с Департаментом цен и тарифов. На уровне городского суда Департамент цен и тарифов проиграл, подали апелляцию, проиграли, по-моему, даже в кассации проиграли, то есть — все, решение вступило в силу и Арбитражный суд обязал установить тариф, который является объективным. В силу того, что весь девятнадцатый год тарифы не то, что не повышались, они были занижены, теперь эта разница становится существенной. Для людей, конечно, эта ситуация ничего радостного не несёт. Но нужно понимать тогда, почему произошла такая ситуация, то есть, кто за этим стоит. Водоканал не может устанавливать цены на свои услуги, это возможно только через суд, который выносит эти решения. Только так можно доказать, что цифра была занижена. И если Водоканал просто обанкротится, кто будет завтра обеспечивать областной центр холодной водой? Кто будет ремонтировать трассы, которые у нас не подвергались капитальному ремонту по 50 лет, при том, что норматив — 25 лет? Это же Варфоломееву, руководителя Департамента цен и тарифов, почему-то не интересует. То есть ,она считает, что из каких-то источников Водоканал сам должен проводить эти работы. А из каких? Это же, еще раз говорю — не коммерческое предприятие, у них нет других доходов. Поэтому, все достаточно просто в этой ситуации, но неприятно для людей. И, опять же, этот результат  — та политика в области цен и тарифов, которую реализует департамент. Может быть, там надо поменять руководителя? Сергей Константинович, вы там присмотритесь — потому что, вы знаете, уже по электроэнергии, было по водоснабжению было, по мусору было. Ну что мы там ещё ждём? Ну, это риторический вопрос.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.