Главная Интервью Интервью с О.Дудником в авторской программе Т.Брайс "Честный разговор" (радио 104,2 FM...

Интервью с О.Дудником в авторской программе Т.Брайс «Честный разговор» (радио 104,2 FM «Карибу Арт», 7 июня 2019 г.)

Дата публикации

— Сегодня к нам на «Честный разговор», на волне 104,2 ФМ, пришел член Общественной палаты города Магадана Олег Дудник. Всем, друзья, добрый день! Это радио «Карибу», меня зовут Таня Брайс.

Что касается Олега Владимировича, он один из тех, кто не остается равнодушным к происходящему на Колыме. Ну, неравнодушных-то много среди нас, практически каждый, но говорить вслух обо всем происходящем в Магаданской области, не на кухне, решаются совсем не многие, к сожалению. Олег Владимирович один из тех, кто своим мнением с удовольствием делится. Добрый день!

— Добрый день!

— Давайте сразу начнем, с корабля на бал, или как еще говорят, с места в карьер… Вы – профессиональный социолог, аналитик, политический эксперт, журналист. Естественно, следите за происходящими событиями в общественно-политической жизни Магаданской области. Одним из таких знаковых событий стала первая годовщина, не знаю, звучит, наверное, громковато, но все-таки – первая годовщина правления Колымой нового губернатора Сергея Носова. Как всегда, в таких случаях, принято подводить некие итоги, давать какие-то оценки, делать прогнозы. Если судить по федеральным СМИ, они не очень-то утешительные… Каково ваше мнение по этому поводу?

— Действительно, на прошедшей неделе в ряде средств массовой информации, и федеральных в том числе, прошли некоторые сюжеты и материалы, посвященные подведению некоторых итогов. Это такая устоявшаяся практика, ничего удивительного здесь нет.

На мой взгляд основным трендом этого года под руководством Сергея Константиновича Носова является тот факт, что не удалось региональной власти, его новой команде, остановить целый ряд негативных процессов, которые были у нашего региона ранее. Прежде всего хочу назвать самый главный для территории фактор, который каждый из колымчан может примерить на себя, это миграционный отток. Миграцию мы не только не смогли остановить, не получилось ее даже замедлить. По различным данным, которые публикуются, можно говорить даже о некотором увеличении темпа миграции, приводится цифра в 3,5 тысячи уехавших с начала 2018 по лето 2019 года. Это при том, что с 2010 по 2017 годы уехало около 13 тысяч человек. То есть, за 7 лет – 13 тысяч, за 1 год – 3,5 тысячи. Мы понимаем, что скорость отъезда, наверное, увеличивается. Почему можно вынести на первое место эту проблему? Потому, что мы все понимаем, что скоро здесь некому будет работать, некому будет лечить, некому будет учить наших детей, некому будет строить, да ладно – строить, ремонтировать наши дома, поддерживать их в безаварийном виде, и так далее. Это очень огромная проблема, которую пока никак не удается решить.

Помимо других вещей, я бы все же акцентировал внимание не на тех проблемах, которые достались в наследство команде Сергея Константиновича, а на его конкретных шагах и его правительства, за которые уже они несут ответственность, поскольку они их разрабатывали и принимали. Можно назвать ряд таких резонансных событий, идей, проектов, которые были озвучены и которые в той или иной мере реализуются. Ну, например, строительство этого ФОКа «Президентский» за 2,5 миллиарда рублей. Есть, наверное, часть людей, да и я, в том числе, кто не отказался бы от того, чтобы в Магадане появился такой большой спортивный комплекс. Но всех нас волнует и тревожит вопрос, который пока остается без ответа: а у нас что, других проблем нет? Это огромные деньги – 2,5 млрд., которые, кстати, не полностью федеральные. На 600 млн. руб. правительство нового губернатора пытается залезть уже в региональный бюджет Особой экономической зоны — и это важный вопрос. Неужели у нас все так хорошо, что не хватает только спортивного объекта федерального уровня? Наверное, нет. Этот вопрос, насколько я знаю, выносился на голосование на электронную площадку govoritmagadan.online, и там подавляющее большинство людей высказалось против. Хотя, нужно отметить, что проголосовало очень мало участников, видимо, это связано с молодостью самого проекта. Жалко, что такой интересный и важный опрос не смог на старте площадки набрать достаточной аудитории. Но даже эти показатели, пожалуй, могут являться неким маркером. Можно согласиться, что данные не отражают точку зрения большинства магаданцев, но это, безусловно, тревожный сигнал, который говорит о том, что решение по ФОКу «Президентский» не согласовывалось с людьми.     

Далее можно назвать объявленную министром здравоохранения Колымы Сергеем Чекановым реформу здравоохранения. Пожалуй, самое неоднозначное решение, которое вызвало бурю эмоций даже у депутатов Магаданской областной Думы, не отличающейся особой критичностью к решениям губернатора. Как сообщали магаданские СМИ, депутаты устроили приезжему министру жесткий разговор, не понимая, зачем, например, объединять районные больницы, расположенные за 300-400 километров друг от друга? Что уж говорить о простых людях? Непонятно, зачем это делается, и, главное, каким образом это все поможет обеспечению больниц и главной цели – обеспечения достойного уровня здравоохранения колымчан – неясно.

— При этом бюджетники, в том числе и медицинские работники, продолжают жаловаться на низкий уровень зарплат. Несмотря на то, что Сергей Константинович выступил с инициативой повышения зарплат всем колымчанам, получающим меньше 40 тысяч рублей, она нашла свой отклик у людей. Однако экспертами фиксируется падение доходов населения. К чему ведет эта реорганизация, проводимая министром здравоохранения региона?

— Эти вопросы очень важны прежде всего для людей, для самих медиков, специалистов. Это все-таки наши люди, наши магаданцы, колымчане. Они здесь прожили значительную часть своей жизни, многие здесь родились. Это наша родина. И непонимание этих шагов накладывается на ощущение того, кто их предпринимает. При всем уважении к министру, Сергей Архипович – человек приезжий, из Нижнего Тагила, так же, как и Сергей Константинович. И нет никакой уверенности в том, что он будет связывать свою жизнь с Магаданом, с Колымой – за пределами полномочий своего губернатора, который его назначил. Какова тогда степень ответственности этого министра за его реформы? Он нам потом помашет «голубым платочком» через 3 года, а может и раньше, и уедет. А мы здесь останемся с так называемыми объединенными больницами? Очень много проблем, и пока на открытый разговор почему-то власть не идет. Это очень тревожный сигнал, с обществом диалога мы не видим.

Еще одна идея, объявленная уже Сергеем Носовым – это введение нового авиарейса Магадан-Екатеринбург. Буквально на днях все-таки первый рейс состоялся, несмотря на неполную загрузку – 200 с небольшим человек улетели. Но опять же, опрос на govoritmagadan.online показывает, что на самом деле подавляющее большинство опрошенных желали бы, чтобы рейсы появились на Краснодар и Санкт-Петербург. Кстати говоря, рейс Магадан-Екатеринбург – не прямой, он с посадкой. Колымчанам говорилось, что это будет прямой рейс. Но нет. С точки зрения удобства авиапассажиров реальная ситуация заметно отличается от того, что нам обещали.

— А что касается цен на авиабилеты – вы не мониторили их сейчас?

— По ценам – я бы хотел сказать чуть-чуть попозже, а пока – о еще одном важном моменте: очень многих магаданцев беспокоит тот факт, что на направлении Магадан-Москва-Магадан летает всего ОДНА авиакомпания. Может быть, губернатору Колымы лучше заняться «заведением» на это направление второй, а то и третьей авиакомпании? Это основной маршрут, через него вывозится процентов 70 колымчан. Это с точки зрения обеспечения стратегической транспортной стабильности для Колымы намного эффективнее, чем заводить рейс на Екатеринбург. Рейс на Екатеринбург – очень странен с точки зрения своей географической направленности. Возникает множество вопросов – для кого это удобнее? Или Нижний Тагил там рядом, наверное… Люди об этом говорят и на это тоже никаких внятных ответов не звучит. Это тоже одна из проблем, которая потихоньку накаляет ситуацию между властью и людьми.

— Завершая тему авианедоступности Магаданской области давайте продолжим подводить определенные итоги первого года правления нового губернатора Магаданской области Сергея Константиновича Носова.

— Смотрите: отсутствие диалога с людьми, кулуарное принятие решений ценой в половину годового бюджета города Магадана, выводит на передний план еще один вопрос. А что же это за команда такая у губернатора – выходца из Нижнего Тагила? Кто эти люди, принимающие важнейшие решения, не советуясь с проживающими на территории людьми? Если мы посмотрим на состав правительства Сергея Константиновича спустя год после его назначения на Колыму, мы увидим – там практически нет магаданцев на высоких должностях. Эти люди появляются на Колыме «из ниоткуда». Сергей Константинович имеет такую практику – представлять приезжих лишь на заседаниях правительства, когда человек уже приехал. Никаких комментариев или объяснений до этого губернатором не приводится. Более того, ряд назначенных С.Носовым приезжих чиновников за последнее время покинули Колыму навсегда, проработав в своих должностях лишь несколько месяцев. Уехали, не закрепились на Колыме. Это и замминистра здравоохранения из Нижнего Тагила Оксана Хулап, и министр дорожного строительства Столповский, и главный архитектор Евгений Кадулин и другие. Возникает вопрос, насколько были проработаны эти кадровые решения? Насколько качественно идет подбор специалистов на столь высокие должности? А время-то уходит! И кадровая чехарда на высшем уровне в правительстве С.Носова, на мой взгляд, не способствует принятию вдумчивых решений по развитию нашей территории.  

Следующая тема, уже четко связанная с временем работы команды Сергея Константиновича: нет денег у Фонда капремонта Магаданской области! Слушайте, ну это вообще складывается очень интересная ситуация. А где деньги, Зин? Собираемость платежей с населения, как нам заявляли в разное время СМИ, превышала 70 %. Фонд прилагал очень большие усилия по повышению собираемости, и она вроде как росла… А теперь, с новым руководителем Фонда капремонта, нам вдруг заявляют: извините, но денег хватает только на содержание самого Фонда капремонта! Наш Фонд что, банкрот? А зачем нам нужен такой Фонд капитального ремонта? Давайте спросим напрямую у губернатора! Но, к сожалению, губернатор нам прямо отвечает, что он не знает, где взять денег. Слушайте, с такими фразами я вообще был бы поосторожнее на его месте. Мониторят-то такие высказывания не только жители Колымы, но и администрация президента. Это вещи достаточно серьезные. Надо подумать, где взять деньги! В продолжение удивительных историй, связанных со стилем работы нового руководителя Фонда капремонта Магаданской области Кабанова, такая тема: руководители и представители Фонда вообще перестали являться на приемку исполненных подрядчиками работ. Это ни в какие ворота не лезет! Они же должны понимать, что существуют юридические механизмы взыскания этой задолженности. Предприниматели пойдут в суды и выиграют их, и в судебном порядке Фонд обязан будет заплатить эти деньги. То есть мы становимся свидетелями того, как запускается некая бюджетная воронка, где непонятно куда уходят деньги. А к чему все это приведет с точки зрения состояния жилого фонда в городе Магадане и поселках Колымы?

Это те проблемы, которые стали маркерами «эпохи Носова».

— Недавно прошла информация в СМИ, раз уж мы про Сергея Константиновича сегодня разговариваем, о том, что упал его рейтинг на 30 %. Как такое возможно, ведь когда он появился в наших краях год назад, колымчане, воодушевленные в том числе различными сообщениями в соцсетях от жителей Нижнего Тагила, мол, магаданцы, как вам повезло, он был наш мэр и все было замечательно… Колыма всего лишь в сентябре прошлого года проголосовала за Сергея Константиновича, и вот теперь выясняется, что все-таки на 30 % рейтинг за полгода упал. Как это могло произойти, по вашему мнению?

— Не могу не согласиться с вами, что год назад на Колыме был всплеск надежд. Это было время, когда, действительно, витало в воздухе ожидание у людей по смене руководителя территории…

— Мы ждем перемен!

— Мы ждем перемен, да… Совершенно верно. И кандидатура Сергея Константиновича, конечно, воспринималась очень позитивно. Это показали и результаты выборов губернатора, с ними никто, в общем-то, не спорит по большому счету. Все наблюдатели понимали, что большинство поддержит приезжего кандидата. Но вот с другими вещами я бы поспорил, например, с утверждением о том, что жители Нижнего Тагила, плечом к плечу, высказывались о том, насколько нам повезло. На самом деле, я предполагаю, что это избирательные технологии, достаточно недорогой пиар, потому что «фабрики троллей» в интернете имеют место быть. И запускать такие фейковые сообщения якобы от имени каких-то тагильцев о том, «как мы плачем» — это несложно и недорого. Если серьезно, то надо понимать, что вряд ли в каком-либо городе России по какому-либо мэру люди будут плакать, если он будет уходить со своей должности. Скорее всего. Даже в Москве – по Лужкову недолго плакали, не знаю, будут ли плакать по Собянину… Я очень сомневаюсь, что плакали в Нижнем Тагиле.

А что касается того, как фактически был растерян этот ресурс огромного доверия и огромных надежд колымчан, это тоже показательная история: как всего лишь за год можно потерять такие возможности. Объясняется это тем, что за год избиратели так и не увидели так называемых «быстрых побед» Сергея Носова. У политологов есть такой термин, означающий предъявление новым руководителем по прошествии относительно короткого времени позитивных изменений, связанных именно с его именем.

— Ну может быть рано всего через год требовать от губернатора чего-либо? Одно дело, если бы он был местный, как говорят – «знал бы каждый кустик», а в нашем случае – Носов приезжий. Ему нужно было какое-то время со всем ознакомиться, на все посмотреть, ужаснуться, может быть, в некоторых моментах…

— Ну мы же не говорим с вами о том, что «клиент уезжает, гипс снимают»… Речь не об этом. Но год, на самом деле, это достаточный период для подведения промежуточных итогов, чтобы посмотреть, в каком направлении движется территория. И мы говорим о том, что спустя год после назначения Носова возникают вопросы, куда мы идем? Да, сейчас пока не ставятся категорично какие-то диагнозы, но тем не менее.

Возвращаясь к тому, почему упал рейтинг губернатора, давайте вспоминать, что в последние полгода с правительством Носова были связаны громкие коррупционные скандалы, такие, как, например, обучение дочери высокопоставленного чиновника Марины Шуфер, за счет областного бюджета. Прокуратура разбиралась и информация подтвердилась. Но ведь фактически, никто не был наказан. Наказали совершенно другого человека, да и само наказание было таким, знаете – пожурили немного и через месяц сняли выговор. В данном случае люди недоумевают: как так? А что, так можно было? Это на фоне того, что федеральные телеканалы демонстрируют нам какие-то очень жесткие задержания, посадки, а здесь вот так: все подтверждается, но извините. Доверие – это очень тонкая материя. Поэтому, когда рейтинг Носова упал на 30 %, удивляться – почему это произошло, наверное, не приходится.  Для того, чтобы тебе доверяли, нужны решения, которые бы поддерживали люди. А для начала – надо с людьми начать разговаривать. Даже если необходимо принимать жесткие решения, экономить, затягивать пояса, мы понимаем, в какой ситуации страна находится, в какой – Колыма… Так называемые непопулярные решения принимались и раньше. Но надо с людьми разговаривать, людям надо честно все объяснять. Такого разговора нет. Вообще говоря, давайте вспомним, предыдущее правительство экс-губернатора В.Печеного каждый год отчитывалось перед гражданами. Вспомните публичные отчеты региональных министерств – это было практикой. Пусть на них приходило немного людей, но власть заявляла: мы готовы рассказать о деятельности за год, пожалуйста, задавайте вопросы. Сейчас впервые за долгое время эти публичные отчеты правительством не проводились. Что, нечего предъявить? Нечего рассказать? Это вызывает тоже много вопросов. Стиль работы новой команды губернатора кардинально отличается: мы знаем, как и что надо делать. Мы приехали «на голубом вертолете и всем вам покажем кино». Нет, так не пойдет! Никаких вертолетов голубых нам не надо и кино это мы уже видели. Давайте разговаривать, давайте отвечать на наши вопросы, и мы еще посмотрим, устроят ли ваши ответы жителей Колымы.

— Давайте вернемся к одной теме, которую вы уже немного затронули – миграция. Как была миграционная активность высокой на Колыме, так она и осталась. В советские времена Магадан был закрытый город, сюда приезжали в основном «за длинным рублем», чтобы подзаработать, построить дом где-то на материке, потом уехать. Сейчас – понятно, что приезжать в Магадан «за длинным рублем» — это сомнительное удовольствие, потому что по сравнению с материком средний уровень зарплаты намного ниже, цены выше. Почему уезжают люди?

— Что человеку нужно, чтобы здесь на какой-то достаточно длительный срок задерживаться? Во-первых, это достойная заработная плата. Мы знаем нашу специфику – космические цены на все: на бензин, на продукты, квартплата. Нам все это объясняют, различные службы, в том числе антимонопольная служба, и другие. Например, бензин дорогой – это потому-то и потому-то… Вот кто бы так популярно нам объяснил: а почему такие низкие зарплаты на Колыме? Может быть, Сергей Константинович может нам объяснить? Он вроде озаботился этим вопросом, и правильно, что озаботился. Но никаких подвижек нет. И майские указы президента, как правильно вы заметили, они на самом деле не выполняются в Магаданской области. Ни в здравоохранении, ни в образовании. Хотя рапорты идут наверх о том, что вот-вот и победа будет за нами… Как получается на самом деле, взять тот же СВГУ. Ни один из преподавателей, я лично знаю многих там, сам оттуда вышел когда-то, не получает 200 % от средней по региону зарплаты. Практически ни одного нет такого человека. Средняя, которую демонстрирует потом этот вуз в отчетах – это средняя между высокими зарплатами руководства и низкими зарплатами рядовых преподавателей.

— То есть, если средняя зарплата по Магаданской области, по данным статистики, составляет около 80 тысяч рублей, то преподаватель СВГУ должен получать не меньше 160 тысяч?

— Да, именно так. «Выньте да положьте», как говорится. Но нигде такой ситуации, где на ставку была бы такая зарплата, нет. Делается по-другому: за счет разовых премиальных выплат, за счет целевых федеральных вливаний, как, например, этот было перед выборами президента в марте 2018 года, на людей внезапно «падают» значительные суммы, которые он и не ждал, и не зарабатывал по большому счету… И все. Потом следующие премиальные выплаты были где-то к концу года, но уже в значительно меньшем размере. Потом по итогу года взяли фонд оплаты труда, поделили на количество преподавателей, и вывели некую среднюю, которая к конкретным людям и их конкретным зарплатам не имеет отношения.

Но суть майских указов – она же не в этом. Не в том, чтобы «рисовать» статистику за счет таких экстренных мер. Люди, читая указ президента, предполагали, что они каждый месяц будут получать 160 тысяч рублей к 2018 году. И федеральный бюджет на это деньги выделял. Владимир Владимирович на всех «прямых линиях» нам говорит: ребята, мы свои обязательства выполнили. Деньги в регионы отдали. Но тогда опять вопрос: где деньги, Зин? Поэтому люди и голосуют ногами, и северная миграция – это бегство от этой безысходности, от того, что в течении уже десятилетий, с начала 90-х, люди не видят изменений к лучшему. Несправедливость в действиях и решениях власти – люди тоже это видят. Я и пример с коррупционной историей в правительстве приводил, и разгон местных кадров тоже, который мы в течение последнего года наблюдаем. Что это означает? Уходят местные кадры, у них здесь семьи, то есть мы сразу можем умножать на 3 или 4. Как правило, когда новая метла выметает этих людей, идет расставание не по-доброму. Понятно, что у этих людей шансов трудоустроиться здесь где-то практически нет. Что им остается – уезжать. А это, как правило, опытные и квалифицированные кадры.

Непрекращающийся рост цен. Плюс второй год подряд продолжающийся авиаколлапс. Мы начинаем думать, а, может быть, это уже остров Магадан? И пора переименовывать не аэропорт… Скоро, наверное, пешком по Колымской трассе придется в отпуск уходить с котомкой за плечами. Эти и другие моменты показывают – тенденция негативная. Поэтому, конечно, миграция была, есть и будет. Посмотрите, сколько на улицах Магадана вывесок «продается бизнес»! Уезжают предприниматели. Посмотрите на одиннадцатиклассников: сколько из этих ребят остается в Магадане? Единицы.

— Учиться негде у нас теперь, только СВГУ остался.

— Негде. Социальная инфраструктура, в частности, в образовании, скукожилась до одного вуза. Да и в этом вузе одном, если зайти посреди учебного дня в аудитории на пары, вы удивитесь: на очном отделении сидит на паре один, два, три человека с преподавателем. Нет людей! Физически их нет. Если вернуться к выпускникам школ, то всем известно, что подавляющее большинство подает документы в вузы ЦРС. Для многих семей это распространенная модель для отъезда: сначала поступает ребенок на материке, потом за ним переезжает вся семья.    

— В социальных сетях часто жалуются люди на плохое состояние тротуаров, дворовых территорий в Магадане, всего остального. Я тоже, с точки зрения женщины хочу пожаловаться. Многие женщины меня сейчас поддержат. В эфире с мэром я в прошлом году тоже этот вопрос задавала, тоже с позиции женщины. Мужчины всегда хотят видеть красивых женщин. Красивые женщины – это обувь на каблуках. В нашем городе это невозможно. То есть мужчины, которые должны следить за состоянием тротуаров, дворовых территорий, чтобы красивые женщины ходили на каблучках, этого, вероятно, не понимают. Из года в год какая-то нерадостная и не оптимистичная картина. Как вы думаете, почему не удается все это переломить?

— Это, действительно, такая давнишняя проблема, она достаточно запущена. Главная, на мой взгляд, причина, которая объясняет ситуацию – это наша бедность, отсутствие средств. Городской бюджет – дырявый напрочь. На протяжении десятков лет. Я далек от мысли, что предыдущие градоначальники, Карпенко, Печеный, Абрамов и нынешний мэр Гришан, не хотели что-либо делать. Если посмотреть бюджет Магадана, он опубликован, то увидим, что из 6 с небольшим млрд. руб. в год утвержденных расходов, его собственные средства, которые город собирает самостоятельно, они состоят из налоговых и неналоговых доходов, составляют немногим больше 2 млрд. руб. То есть – даже не половина от необходимого! То есть на те расходы, которые нужны городу для существования, своих денег у него – треть. Остальные деньги нам дают другие бюджеты – областной, федеральный (в том числе через областной бюджет). Приходится констатировать, что вообще бюджетная система за последние 15 лет выстроена очень плохо: она отбирает практически все деньги у тех, кто находится внизу пирамиды. А муниципалитеты – это самый нижний уровень бюджетной пирамиды России. Эта ситуация оставляет муниципалов один на один со своими избирателями, с населением – без денег. Проблема сто раз озвучивалась на всех уровнях, но нужно понимать, что ничего не изменится, более того, ситуация лишь деградирует, потому, что это позиция федерального центра. Все деньги уходят в основном туда. Вернутся ли они оттуда потом в виде трансферта, или целевой субсидии, и в каком объеме, или не вернутся – вопрос второй. Кстати, все это страна уже проходила. Те, кто постарше, прекрасно помнят конец 80-х годов 20-го века. Это была эпоха перестройки, гласности, демократизации. Одна из главных идей, которая звучала тогда в СМИ и обществе, выглядела примерно так: почему для того, чтобы отремонтировать крышу школы в каком-нибудь поселке Колымы, нужно разрешение Москвы? То есть нужно туда кому-то поехать, какому-то чиновнику поклониться, в ноги упасть, может быть, занести там какой-то подарочек, рыбку, икорку и так далее. Это же полный бред! Нужен бюджетный федерализм, чтобы каждый уровень власти обладал своими деньгами под свой объем полномочий. Чтобы и муниципалитет мог планировать и реализовывать те действия, за которые он отвечает. Но прошло 30 лет, и Россия вернулась к советскому механизму централизованных почти на 100 % финансов. И теперь, чтобы построить, например, «Парк Маяк», нужно участвовать и победить в федеральном конкурсе, и если даже ты победил в нем, как Магадан в мае 2018 года, еще до Носова, то дадут тебе всего 100 млн. руб. Даже если проект требует 180 млн. руб. Вот и все.

Сегодня эта система нацпроектов, по большому счету, это то же самое. Сначала мы все деньги заберем с мест, аккумулируем их в Москве, а потом мы решим, надо вам в Магадане что-то делать или не надо. Нужно ли вам выделять деньги и сколько и когда. Поэтому, я понимаю, что вряд ли такой ответ устроит нас, магаданцев, но это главная причина, почему за столько лет нет видимого продвижения в благоустройстве.

Помимо этого еще включаются и ситуативные решения. Недавняя история, она освещалась в СМИ: городу Магадану было выделено 190 млн. руб. на ремонт дорог. Это серьезная сумма, хорошие деньги, за которые действительно можно было привести дорожную сеть в городе в ощутимое для людей и автомобилистов нормативное состояние. Но что происходит? 70 млн. руб. губернатор забирает у города и отдает Ольскому городскому округу! В этой истории область говорит: нет, ребята, вам жирно будет 190 млн. на Магадан! Обойдетесь 120-ю. И так, в принципе, во всем. Если говорить про подготовку Магадан к зиме, то региональное правительство не дает даже жалкие 26 млн. руб. Просто не дает и все. Готовьтесь как-то сами. Заготавливайте дровишки, покупайте печки-буржуйки… Как-то так это все выглядит. Это новые эффективные управленцы из Тагила подъехали.  

Подытоживая сказанное, отмечу: за 30 лет менялись губернаторы и мэры, даже президенты, хотя и не так часто, как хотелось бы, но эта федеральная политика по отношению к Магадану как к какой-то ненужной или лишней для страны территории с проживающими здесь «лишними людьми», как открыто заявлял премьер-министр Российской Федерации Егор Гайдар, не меняется. Соответственно, не может измениться и наша жизнь здесь.

— Наверное, это и влияет и на миграцию, и на уровень жизни здесь. Скажите, все-таки, нам есть чем гордиться за последние годы в Магадане?

— Я думаю, нужно гордиться людьми, которые здесь, несмотря ни на что, продолжают жить, продолжают воспитывать своих детей, работать. Это единственное, чем по большому счету, нам можно гордиться. Потому, что то, что они делают в ситуации невозможного, наперекор всему, всем негативным факторам, это и есть наш северный характер, наша колымская закалка.

— Спасибо за честный разговор!  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите Ваше имя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.